Часть VI:   ДЕЦЕМВИРАТ

 

43

 

Конбр проснулся, но вставать очень не хотелось. Спину что-то приятно грело, и он позволил себе еще чуть полежать, не открывая глаз. Наконец, открыл их и перевернулся на другой бок. Увидел, что грело его: лежавшая рядом Валж.

Она проснулась, будто почувствовав его взгляд.

Ты хорошо спал, миленький: я не мешала тебе? спросила она, порываясь встать.

Очень хорошо спал. Потому что ты грела меня.

Я думала, что будешь сердиться, что я уснула на твоем месте. И что обувь без спросу сняла с тебя. А ты не сердишься: ты хороший. Я люблю тебя потому. И мне хорошо так было с тобой спать вместе. Сиглл мне сказала, она с Горглом тоже спят вместе всегда.

Слушая её, он чувствовал, что сон снова начинает обволакивать его: хочется снова если не заснуть, то хотя бы подремать немного, и чтобы она прижималась к нему и грела. Но проснулась память: заставила сразу прогнать это желание.

Кто-то постучал в дверь и позвал его.

 

Он вошел в зал и с удивлением обнаружил, что там почему-то почти все, кроме Сиглл. Вид у них был встревоженный.

Что случилось? спросил он.

Переворот: Децемвират возвратился к власти.

Что?! А впрочем тут же вспомнил он слова Варлха: похищенные им роботы уйдут а Децемвирату не к Комитету координации. Почему сразу не разбудили меня?

Не успели, командир: только что объявили. Сказали, что в скором времени последует выступление Наимудрейшего Погра. Маркд пошел за тобой: побоялись будить сигналом твоего ребенка.

Выступление Погра, действительно, не заставило себя ждать.

 

Высокочтимые мудрые! К вам обращается в этот критический для нашей цивилизации час Мудрейший Децемвират. Агенты чуждой нам земной цивилизации, стремящейся, несмотря на свои лживые заявления о дружбе и сотрудничестве, захватить еще одну планету, беспрепятственно совершали недопустимое.

Вчера создавшаяся ситуация достигла крайней точки. Произошло чудовищное событие: погром мудрых. Произведенный неуправляемой толпой гимназистов под действием агитации атавистов во главе с предателем Гардрара бывшим мудрым Конбром. Его с трудом, вынужденно применяя самые жесткие меры, удалось прекратить. Но озверевшие недолюдхи-гимназисты, всё-таки, успели расправиться с двумя мудрыми. Труп одного остался на месте совершённого преступления, труп другого исчез.

Только отсутствие принятия своевременных мер сделал возможным такое. К сожалению, гардрарская демократия, которой Мудрейший Децемвират добровольно уступил власть, оказалась неспособной защитить себя. Обходилась долгими бесплодными дискуссиями, когда требовались немедленные решительные действия. Тем довели ситуацию до состояния, за которым неизбежна катастрофа. В создавшихся условиях Мудрейший Децемвират счел необходимым взять на себя всю ответственность за спасение нашей цивилизации.

Справиться с создавшимся положением придется применением самых жестоких мер. Никакой пощады не будет врагам и предателям нашей великой цивилизации. Подлежат немедленной ликвидации без всякого суда агенты землян   бывшие мудрые Конбр с его приспешниками. И недолюдхи, зараженные ими атавистическими взглядами: если надо, то все до единого.

Обезопасить себя нужно и от внешнего врага: атавистической цивилизации бесконечно далекой Земли, которой непредусмотрительно позволили беспрепятственно аннексировать планету Зрыыр вместо того, чтобы, используя наши огромные технические преимущества, без труда отстоять её для себя. Необходимо уничтожить без промедления землян, прилетевших на Гардрар, вместе с их примитивным гиперэкспрессом: по-видимому, единственным. Это сможет надолго оттянуть их возможное следующее появление, дать нам возможность предельно подготовиться к отражению любой экспансии.

Верим, что нам дано отстоять высочайшую нашу цивилизацию, не дать недолюдхам варварски истребить бесценный интеллектуальный фонд Гардрара. Уверенны, что мудрые, все как один, поддержат нас. И когда победим, мы сможем снова восстановить демократию или, если мудрые сочтут необходимым, сохранить власть Мудрейшего Децемвирата как наиболее надежного гаранта стабильности мудрого нашего общества.

 

Затем объявили состав обновленного Децемвирата. Первым Мудрейшим, Наимудрейшим, теперь был высокочтимейший Погр. Высокочтимый Грой сохранял свой Второй номер. Зато Третьим стал бывший Пятый: куда делся бывший Третий, ставший лишним, не сообщалось. Сохранил свой номер и бывший Четвертый.

А Пятым был назван Варлх: да, недаром! Зато не упоминались младшие пять децемвиров не менее страшные: втайне осуществлявшие даже после отстранения Децемвирата всё воспроизводство людхов, мудрых и примитивов, неотъемлемой стороной которого были непрерывная отбраковка, завершаемая убийством.

Наверно, стоило пожалеть, что воспротивился тогда желанию многих физически ликвидировать децемвиров.

 

Ответ Конбра последовал немедленно. Робот с антенной выехал из пещеры и даже не стал удаляться от неё: Конбр нисколько не сомневался, что Варлх уже указал точное расположение каждого убежища.

Произошедший погром гимназистов был умышленно организован. Он был спровоцирован их педагогом, которого принудил к этому Грой: он подтвердит это. А остановить погром смогли они, не желающие мириться с узаконенным убийством отбракованных. Кроме того, спасли половину уже утихомиренных гимназистов от безжалостного уничтожения  роботами, которые были присланы, как теперь ясно, именно теми, кто сейчас снова узурпировал власть. И еще: убит гимназистами лишь один мудрый. Второй убит не был: выступит с опровержением описания события Децемвиратом.

Педагог убитым голосом зачитал заранее написанное самим детальное подтверждение устроенной им провокации гимназистов. Понимал, что теперь пощады от Гроя ждать нечего: жив останется, только если победят совсем другие которых ненавидел.

Выступление пострадавшего мудрого было совсем коротким: был он слишком слаб. Описал, как происходило жуткое событие в полном противоречии с представленным Децемвиратом. Призвал мудрых с понимание отнестись к реакции гимназистов на то, что втайне творили с ними: что сам он, несмотря на потерю своего ближайшего друга, талантливейшего математика Грикха, не может ненавидеть детей, обнаруживших, что их ждало непрерывно, и перенесших возникшую ненависть на всех мудрых. Пусть те из мудрых, которые теперь знают правду о творимом, оказавшуюся неприемлемой для них, докажут, что не все они звери, какими считает их пока молодое поколение, узнавая правду о своей действительной судьбе.

Призываю всех, думающих, как я, математик Дордж прежде всего своих друзей присоединиться к ведущему справедливую борьбу Конбру, закончил он.  

Наконец-то, Конбр узнал его имя.

На заявления обоих Децемвират сразу же ответил: как можно верить вынужденным словам людей, находящихся в плену у атавистов? Наверно, под угрозой смерти.

 

44

 

Радиограмму от Конбра о происходящих событиях земляне получили еще в малом космосе Гардрара. В ней предупреждение о намерении Децемвирата уничтожить землян вместе с их экспрессом и совет как можно скорей возвратиться поэтому на Зрыыр.

Ли, ведущему крейсер, пришлось значительно увеличить скорость: надо было достичь экспресса раньше, чем корабли Децемвирата успеют их догнать. Только на экспрессе, включив гипераппарат на нужную мощность, можно не бояться атаки ракет с ядерными зарядами: защитное поле искривит их траектории, и они уйдут в космос. Всё будет зависеть только от скорости гардрарских кораблей с ними: если без людхов, она может значительно превысить скорость крейсера.

Беда лишь в том, что им необходимо произвести торможение при подлете к экспрессу, чтобы не проскочить его. Гардрарским кораблям это не требуется: могут приблизиться на полной скорости и, сделав залп своими ракетами, уйти дальше. Развернуться затем, чтобы вернуться на Гардрар, уже ничего не стоит.

 

К счастью, опередить гардрарские корабли, всё-таки удалось. Настолько, что еще и подготовиться сразу после снятия защитного возбуждения гипераппарата, которое отразит атаку, послать вслед ушедшим гардрарским кораблям самонаводящиеся ракеты. Уничтожив корабли, они обезопасят возвращение на Гардрар.

Так решили сделать: вопреки прежнему обязательству не вмешиваться во внутренние дела чужой цивилизации нападение на них снимало его. А там те, кто противостоит Децемвирату: их друзья, начавшие борьбу за социальную справедливость. И еще: там Марик за которого беспокоятся все. Особенно,  родители его.

В радиограмме было и его послание. Что любит и скучает, но беспокоиться из-за него ни к чему: ему не дают и носа высунуть из убежища.

Ну, да, дорогой сыночек: так я тебе и поверила. Наверно, всё еще воображает себя супергероем из фильмов о космических пиратах: суется во все опасные дела, с тревогой думала Лейли. 

 

Вражескиие корабли, в количестве пяти, локатор обнаружил задолго до того, как они приблизились на расстояние, с которого можно было произвести удар ракетами. Шли на такой скорости, разгон на которую хилые гардрарцы не были способны выдержать. И их встретили наготове.

Всё произошло строго по плану. Включенный гипераппарат отклонил созданным им защитным полем все ракеты в стороны, и они ушли в бесконечный космос. А  возвращающиеся из него корабли встретили залпом своих самонаводящихся ракет, и ни один из них не уцелел.

 

Путь на Гардрар свободен: мы можем лететь туда, торопила Лейли.

Рано торопиться. Я понимаю, тебе не терпится увидеть Марика, но У них ведь там немало еще и кораблей, и ракет. Не дождутся возвращения тех, что мы уничтожили, пошлют другие навстречу нам, возразил ей Ли, которого не покидала привычная осторожность. Но на то он и был спасателем, чтобы спешить на помощь предложил:

Всем лететь чересчур опасно. Но я могу: для меня опасности привычное дело.

И мы с Лалом, тут же отреагировала Лейли.

Прости, но ты не подходишь: чисто физически. Не исключено, что придется переносить очень и очень большие перегрузки: ты для них недостаточно подготовлена. Возьму с собой только мужчин.

Меня, безусловно: раз Лейли не может лететь. Ведь там наш сын, потребовал Лал.

Против тебя не возражаю.

И меня, попросил и Александр.

И достаточно: трое то, что надо, остановил сразу Ли попытки многих остальных предложить свои кандидатуры.

 

Как же доволен он был, что полетел на Гардрар именно с ними: крепких настолько, чтобы остаться живыми после маневров, которые могли производить только он и Ги. Ги, по которому он тосковал не меньше, чем Марик по Эрику. Просто он не мальчик, как Марик, а потому не так часто говорил о своем друге и ученике, оставшимся на Земле.

Опасения его очередной раз подтвердились: навстречу им двигался гардрарский корвет.  Значительно медленнее, чем те корабли: скорей всего управляемый уже не компьютером, а людхом более способным не дать на этот раз уйти землянам от гибели. Встреча с ним произошла у орбиты планеты, следующей за Гардраром.

Выпущенные с него две ракеты сразу разошлись и, развернувшись затем, пошли под углом вперед на сближение, точно нацеленные на удар катера с двух сторон. Но встречавшие явно не представляли, с кем имели дело. Резким форсированием мощности Ли повел катер навстречу ракетам на невообразимой скорости и успел далеко проскочить точку их встречи. И они ударили в ней друг по другу и взорвались.

А катер продолжал лететь на той же скорости к корвету. Как и гардрарские, две ракеты, выпущенные с него, также разойдясь, потом развернулись и пошли вперед, устремленные к месту встречи с кораблем. Но гардрарец, ведущий корвет, маневр Ли повторить был не в состоянии: встречный удар ракет, и беззвучный в межпланетном вакууме взрыв далеко за катером, сразу после выпуска ракет ушедшим под углом к плоскости прежних траекторий кораблей и ракет.

Тогда Ли занялся своими спутниками. Оба были без сознания, но живы: организм их смог перенести гигантскую перегрузку, при которой он сам был способен не терять сознание. Хилый гардрарец уступал им в своем физическом качестве: поэтому погиб.

Привести Лала и Александра в сознание не потребовало много времени. Открыв глаза, они первым делом спросили, чем завершился бой.

Пришлось уничтожить корвет: до того, как успел выпустить следующую пару ракет. Жаль!

Что?

В нем находился человек.

Но не мы же на него напали. И иначе он бы уничтожил нас.

Так-то оно так. Но я никогда не убивал: даже животное.

 

Они дали радиограмму Конбру используя, конечно, труднейший для дешифровки код, им же данный им о своем приближении. В ответ получили указание места для достаточно безопасной посадки катера и расположение пещеры, где находится главное убежище. Туда им надо будет двигаться, если их никто не встретит. Постараются, безусловно, но обстоятельства таковы, что полной уверенности в этом нет. Поэтому просили принять меры предельной предосторожности: посадку на Гардрар произвести обязательно ночью.

Что земляне и сделали, совершив несколько витков вокруг планеты до появления полной темноты в месте посадки. Из катера высадились в вездеходе, усиленном надёжной броней. На сигнальные включения инфракрасного фонаря не последовало ответных: встречавших не было. Но они были предупреждены о возможности этого: не задерживаясь, направили вездеход в указанном направлении.

Быстро и спокойно двигались по ровному дну извилистого ущелья, в ночном небе ярко горели многочисленные звезды и это успокаивало. Но Лал и Александр, тем не менее, не спускали глаз с экранов локаторов, готовые каждую минуту ввести в действие лазерные пушки.

Ущелье вскоре кончилось, и вездеход, используя многочисленные ноги, снабженные на конце лазерными пробойниками, которые входили, как когти, в сделанные ими углубления, стал подниматься по склону. И так, то поднимаясь, то спускаясь, двигался он по горам уже весь оставшийся путь.  

Они остановили вездеход, лишь когда увидели периодические сигнальные вспышки инфракрасного фонаря у входа в пещеру. Послали свою такую же и услышали:

Отключаю защиту: можете въезжать в пещеру.

 

Встречавших их в пещере оказалось всего четверо. Из них только Сиглл они уже знали; остальных дух парней и какую-то женщину, лицо которой сразу выдавало в ней неполноценную не видели прежде.

Почему нас не встретили: что-то случилось?

Каждый день теперь случается. Из шестого убежища поступило сообщение о нападении на них. Командир Конбр и мой Горгл улетели туда. У них аппараты, которыми можно парализовать роботов. Может быть, им удастся парализовать их там до того, как сумеют все вместе пробить защиту.

А сын мой где?

Маркд со своей группой полетел в одну из гимназий: на неё напали какие-то другие гимназисты.

Зачем?

А он умеет с ними разговаривать: его только слушают они.

Марык сам не слушается, перебила Сиглл, неполноценная. Я ему говорю Поешь а потом полетишь, а он мне Да некогда же. Нехорошо так! А вы ели? Правда, ели? Надо есть вовремя. Да!

Ох, раскомандовалась. Я хотела вас сама встретить, так тоже не пустила.

И не пущу: тебе нельзя. Конбр мой не велел: как ты беременная. Его слушаться надо. Он хороший: я спала с ним. Потому мой он. Ты ведь говоришь тоже мой Горгл, как ты спишь с ним.

Но земляне понимали, что спала с ним не имело смысла полового общения. Спать, по-гардрарски, это спать и ничего больше. Правда, Сиглл ведь была беременна.

 

45

 

Про Марка Конбр, улетая вместе с Горглом, к счастью, ничего не сказал: иначе эта Валж, кормилица, взявшая, почему-то, всех под свою опеку, помешала бы ему улететь, когда пришел от патруля сигнал срочного вызова. Но, конечно, пристала со своим Поешь а потом полетишь.

На этот раз бузу опять устроили гимназисты самая трудная публика из всех. Похоже, снова спровоцированные рукоприкладством педагога. Который явно перестарался: его даже не били утопили в пруду.

И с каждым педагогом, решили, надо сделать то же. А потому отправились в соседнюю гимназию для претворения своего праведного гнева. Но тамошние гимназисты этому воспротивились: своего педагога им не захотели выдать. Вот-вот вспыхнет драка: и те и другие хватают камни, ломают сучья у деревьев.

Ситуация, требующая его непременного участия: более старших гимназисты сразу посылали в задний проход. Были бы на месте Конбр и Горгл, он бы с ними и слетал бы туда. Но они улетели защищать шестое убежище, а дело не терпело отлагательства.

Можно было, правда, попробовать послать туда одного из гимназистов, уцелевших после самого первого бунта, которым он успел вправить мозги: подготовил из них группу в помощь себе, отобрав наиболее подходящих. Но пока еще в деле никого не испробовал: первый раз посылать одного не рискнул. Зато именно этот случай можно было использовать для их проверки. Поэтому послал всем им команду лететь туда.

 

Подлетая, увидел и спешивших на помощь ему. А патруль кружил над толпой дерущихся ребят, пытаясь криками, усиленными громкоговорителями, образумить их: на них не обращали никакого внимания.

Но не стали обращать его, когда сам стал кричать, употребляя уже опробованные хулиганские их выражения. Сколько не орал их. И тогда снизился, чтобы подкрепить свои слова ударами ног. За них то его и стащили вниз, несмотря на усиленно вращавшиеся лопасти винта его пристяжки, сразу несколько рук. И тут же кто-то залепил изо всех сил в глаз.

В ответ он врезал одному, потом другому: физически превосходил гардрарских мальчишек, не говоря уж о девчонках, которые принимали не меньшее участие в драке. Раскидывая ударами дерущихся, действовали и взятые в помощь: благодаря физическим упражнениям, которые он заставлял делать, стали тоже заметно крепче. Присоединились и патрульные.

Это-то и заставило гимназистов, наконец, обратить внимание на то, что он, не переставая, кричать:

  Чокнутые! Психи долбанные! Да разбегайтесь скорей, слышите? Вон их роботы-ликвидаторы половину прикончили: и вы хотите? Уж наверняка сюда двигаются: остановитесь и прислушайтесь, если жить еще надеетесь! Спешите, а то поздно будет!

И драка потихоньку стихла: гимназисты, потирая ушибленные места, разошлись в стороны. К стоящим в свободной полосе Марку, его помощникам и патрулю подошел какой-то молодой взрослый и обратился к гимназистам:

Я не хочу ничьей гибели: не только моим ученикам, защитившим меня, но и тем, кто пытался меня убить. Я не знаю, как спасти вас от роботов-ликвидаторов, но я не оставлю вас одних: если придется умереть, умру вместе с вами. Но этот непонятный подросток сказал, что его товарищей прикончили только половину. И значит, есть еще возможность хоть кому-то спастись. Но как: нам надо знать.

Ты знаешь, кто такой Конбр?

Конечно. Слышал его речь на суде обо всем, что творится на самом деле. И еще: мои ученики еще раньше дали мне чип, на котором правда об этом. Потому что верят мне.

Конечно, верим, подтвердили из толпы его учеников. Он учитель что надо: думает о нас, не обижает. Не такой, как их был. Ведь педагоги тоже бывают разные.

Плохие почти все, отозвались из толпа напавших.

Но не наш. Он нас никогда не обижал, и мы его ни за что в обиду тоже не дадим.

Постойте, ребята: не до выяснения, какой я. Ты, юноша, начал говорить о Конбре. Он может спасти?

Может: но если успеет. Я сейчас попробую послать ему радиограмму.

Если не успеет, разбежимся будем спасаться по одиночке. Может быть, кто-то тогда сумеет не погибнуть.

 

Роботы закатывали в пещеру прямо у них на глазах. Самый последний при этом развернулся, встав передом наружу: как бы приготовившись встретить их. Наверняка Варлх предусмотрел возможность появления хотя бы одного из них.

Горгл вылетел вперед, чтобы привлечь внимание сторожевого робота, и тот мгновенно развернул излучатель в его сторону. Но импульс излучения, направленного Конбром, опередил выстрел лазерной пушки: робот застыл. Дело решили чуть ли не доли секунды.

Сбросив пристяжные вертолеты, осторожно подкрались к пещере. Используя неподвижный робот как прикрытие, затаились сзади него, дожидаясь выстрелов пушек роботов, находившихся сразу перед ним. И когда они произошли, сразу выскочили из-за него и парализовали их.

Затем проделали то же самое со следующими. И так продвигались, парализуя последовательно роботы один за другим. Но самые последние, когда они уже выкатывали через пробитую многочисленными пушками защиту обратно.  Они опоздали.

Внутри жилого блока увидели то, ради чего были посланы сюда роботы. Оборудование было разбито, и везде лежали трупы: двух дежурных студентов и тридцати спасенных тогда гимназистов. Сигнал опасности был послан не сразу: наверно надеялись на несокрушимость защиты.

 

  Не будем терять время: оно дорого. Начнем переналадку роботов: нужны сейчас, заставил себя сказать Конбр.

Конечно, командир, не сразу ответил Горгл. Представлялось ему, что, может быть, нападение сейчас идет и на убежище, где Сиглл его, в животе которой уже зреет жизнь их ребенок, и некому защитить их. Сразу сделал вызов туда.

На связь вышла Сиглл: от сердца отлегло, когда услышал её голос. Она сказала, что Маркд улетел срочно утихомиривать очередных взбунтовавшихся гимназистов. И еще: земляне уже в убежище. Добрались сами: она их не встречала у места посадки потому что Валж ей не дала.

Спросила, успели ли они вовремя, и как сейчас обстоят дела. Он ответил, что всё в порядке, но предстоит переналадить много роботов: поэтому прилететь смогут нескоро.

Дал отбой, и в тот же момент прозвучал сигнал вызова на радиобраслете Конбра. Пришла просьба Маркда прилететь им на помощь.

Срочно: полетели! скомандовал он.

 

Кажется, на этот раз им удалось не опоздать. Роботы-ликвидаторы, приземлившись, пока еще медленно двинулись вперед, постепенно расходясь, чтобы образовать кольцо, которое не даст никому вырваться из него.

Два мгновенных удара излучения, и сразу два робота неподвижно застыли на месте. Но роботы еще разошлись не далеко друг от друга, и ударные импульсы излучения могло с очень большой скоростью следовать один за другим.

Вскоре замер самый последний робот, и можно было лететь к указанному месту, где ждал их Марик.

Да, что-то не очень получается с обещанием, данным Лейрлирд: парнишка не упускает участия в любом опасном их действии. Улетел: без него и Горгла, не имея аппарата, которым можно надежно защитить себя. А ведь он ему запретил, как и беременной Сиглл, даже встречать землян, среди которых его отец. А тут

 

46

 

Вид Марка усугубил опасения Конбра: под глазом сиял огромный синяк.

Что это у тебя? Дрался, значит? постарался строго спросить он.

Понимаешь, пришлось таки: иначе не получалось.  А это, считай, просто знак боевого отличия, и он, как ни чем не бывало, кратко доложил о произошедшем. Ребята неплохо себя проявили: недаром физически упражнялись пригодилось. Благодарность им надо потом объявить. А сейчас всем по быстрому исчезнуть отсюда.

Куда?: вопрос не был лёгким убежища были набиты уже сверх предела. Но и оставлять ребят здесь тоже нельзя. И долго раздумывать тоже нет времени. Поэтому придется разместить прямо в пещере в четвертой, самой большой: вне жилого блока на камнях. Забрать из блока все электроодеяла, надувные матрасы: не замёрзнут. Больше ничего другого сейчас не придумаешь.

Командуй построение, Марик: пойдем к четвертой пещере. Не будем ждать, пока прилетят аэрокары.

 

Шедшие колонны учеников обеих гимназий постепенно смешивались.

Слышь, друг, неужто правда, что ваш пед совсем не как все? Не верится как-то, задали вопрос несколько нападавших гимназистов кому-то из другой гимназии.

А то? Мы тоже поначалу не поверили после школы: того педа мы вам сами помогли бы утопить. А этот первый раз когда пришел к нам улыбался: не орал, не бил как ожидали. Стал спрашивать каждого, как зовут. Расспросил постепенно каждого, что из предметов больше всего любит: но это уже потом.

И потом тоже не обижал?

Никогда никого ни разу.

Не заливаешь?

Да провалиться! Еще и нам не давал друг друга. Драться тем более.

И не ругал?

Один раз было. Ябеду. Кто-то случайно услышал.

А еще что?

Интересно нам с ним было. Понимаете, он нам сам много рассказывал, потом предлагал обсудить.

Вместе, что ли?

А как иначе? И спорить не только разрешал, но и поощрял: спорили иной раз до хрипоты. Но не чтобы доказать, что именно ты прав.

Для чего ж еще?

Чтобы разобраться, что правильно.

Правда, пед что надо.

Но неожиданно прозвучал вопрос:

Только вот что: отбраковывал он тоже?

А он знал? Как и мы.

Точно не знал?

Железно. Мы, когда чип прослушали, ему тоже дать не побоялись. Он при нас слушал. Прямо потемнел. Сказал: Если бы я знал. Несколько дней потом ходил такой молчал. А вы: убивать! Такого?

Лучше было отобрать у вас.

А зачем? Он теперь и наш и ваш будет: общий.

 

Горгл, Марк со всей своей командой и патруль летели над колонной гимназистов. А Конбр предпочел идти рядом с педагогом: необходимо было поговорить с неожиданным союзником. Среди полных мудрых уже были не мешало обзавестись и среди неполных.

Еще не поздно: ты можешь вернуться, предупредил он. С нами легко не будет. Нас уже отрезали от подзарядки батарей. Пищевых ресурсов тоже: есть приходится только плоды дикорастущих деревьев и то немногое, что удается добыть охотой.

Ну, и пусть. Зато буду с моими ребятишками. И с вами: вы против того, чтобы их убивали я тоже.

Ты один такой, или есть еще?

Не знаю, много ли, но кое-кого знаю, кто захочет к вам нам присоединиться. Попробую связаться с ними: могут знать еще кого-то.

 

Только доведя под своей защитой колонну гимназистов до пещеры, Конбр, поручив их размещение патрулю и Марку,  вместе с Горглом смог вернуться за оставшимися возле покинутой гимназии роботами. Переналадив каждый на блокировку радиокоманд Децемвирата, оживили их и направили в седьмую пещеру.

Но оставались еще парализованные роботы в разгромленной шестой пещере: оставлять их там тоже было нельзя. Поэтому нечего было думать о возвращении домой, отдыхе и сне. Прилетев туда, возились до самого рассвета.

 

Марк тоже не скоро смог сразу попасть домой, хотя и не терпелось увидеть отца, а потом дядю Ли, дядю Алекса. Только разместив ребят, а это оказалось слишком нелегко. Вне слишком небольшого, чтобы все могли в нем поместиться, обогреваемого жилого блока было отнюдь не жарко, и надо было обеспечить их хотя бы подстилками. Для этого принесли, забрав всё, что можно, из блока: надувные матрасы и подушки, электроодеяла уже не для того, чтобы укрыться.

А для тепла пришлось использовать древнейшее средство: развести костры. Дружно наломали и притащили огромное количество сучьев и хвороста,  а заодно и стволы упавших мертвых деревьев: на них могли усесться те, кому не хватило места на подстилках.

Но если бы не обнаружили уходившую вверх достаточного размера щель, чтобы в неё уходил дым, о кострах нечего было и думать. А так их разожгли, и все расположились вокруг них. Это было необычно: огонь и освещал, и согревал. И не только: насадив на ветки кусочки мяса дикого гамла[1] и протянув их над огнем, обжарить получалось вкуснее всего, что доводилось есть.

И только после этого Марк улетел. Со своей гвардией уговорил Конбра забрать с собой, обещав разместить как-нибудь всех в своей комнате: чтобы в любой момент иметь их под рукой. И еще в сопровождении двух студентов-патрульных: так настоял Конбр. Перед вылетом велел вовремя погасить костры до того как рассветет: чтобы дым не дал обнаружить убежище, где скопились они.

 

47

 

Валж сразу встретила вопросом:

А Конбр мой где?

Велел передать тебе: будет нескоро занят еще.

Он ведь не ел. А Горгл тоже нескоро?

И он тоже.

Сиглл ждала так: даже плакала я видела. А я ей не велела: ей нельзя из-за ребенка. А сейчас спит. И отец ждал тебя: тоже спит. И такой большой спит. Еще один спит. А ты ел?

Погоди. В какой комнате они?

Где больной Дордж.

Отведи ребят в мою комнату, хорошо? А я пойду: хочу наших увидеть.

Я отведу. А они ели?

Тоже не ели.

Тогда пускай поедят раньше, она стала нажимать на дистанционный пульт, вызывая кухонного робота: научилась.

 

Они все спали. Не спавший мудрый приложил палец к губам, чтобы он не будил их.

Но Лал, будто почувствовав его присутствие, открыл глаза. И сразу вскочил:

Марик, сына!

Проснулся сразу и Ли: подошел и тоже обнял. Только Александр продолжал спать крепко.

Что с тобой? встревожено спросил Лал, разглядев мощный синяк на лице сына.

Это, что ли? Обучал гардрарскую молодежь боксу: получил при спарринге. Мелочь. Но ты потом маме только не говори, ладно?

А может, получил в жаркой схватке с космическим пиратом? лукаво улыбнулся Ли. Ты ему, наверно, отрубил голову острой своей саблей?

При упоминании космических пиратов Марку стало смешно:

Какие пираты, дядя Ли? Тут посерьезней: те столько не убивали.

Мудрый и бесстрашный, но бесконечно скромный Маркд сильно преуменьшает свои заслуги, вступил в разговор и Дордж, понимавший ведущийся по-землянски разговор благодаря блоку-переводчику. Пока еще ни одну заварушку гимназистов, да и лицеистов не удавалось утихомирить без него. Он один только находил общий с ними язык. Сегодня так же?

Нет, многоуважаемый Дордж: не захотели слушать совсем одурели. Пришлось разнимать их кулаками. Мы посильней раскидывали их. Но вначале кто-то успел двинуть мне в глаз. В общем, весело если бы не страх, что явятся роботы и всех их прикончат. Но командир Конбр и Горгл подоспели со своими аппаратами: ничего у них не получилось.

Первый раз стычка между самими гимназистами. Из-за чего произошла?

Гимназистов одной гимназии, как тогда, спровоцировал педагог. Для него это кончилось совсем плохо: они утопили его. Потом решили поубивать всех педагогов, и пошли в соседнюю гимназию. А тамошние гимназисты своего педагога тронуть не дали: оказался, в порядке исключения, совсем другим любил их. Ну, и они его.

Сейчас он с ними: и со своими, и с теми. Слышал, он говорил Конбру, что тоже будет с нами. И даже свяжется с другими, как он.

Сообщи ему как можно скорей, чтобы делал это предельно осторожно. Ситуация ухудшилась: одного из наших пытался убить ликвидатор. Хорошо, они стали носить лазерные ружья под предлогом защиты от недолюдхов: опередил его. Велел ему и остальным незамедлительно уходить из города Мудрости сюда. Я думаю, достопочтенный Конбр согласится принять их. 

Без вопроса: конечно.

Еще: тот же друг мне сообщил, что полностью ликвидированы три гимназии, лицей и колледж даже без всяких произошедших там инцидентов. Боюсь, уже начинают выполнять сказанное при возврате Децемвирата: Подлежат немедленной ликвидации без всякого суда агенты землян   бывшие мудрые Конбр с его клевретами. И недолюдхи, зараженные ими атавистическими взглядами: если надо, то все до единого.

Поэтому не сплю: жду Конбра. Он скоро будет?

  Едва ли. Решили с Горглом забрать парализованные ими роботы. Потом и тех, что разрушили Шестое убежище. Хоть что-то и у нас будет.

Отец и Ли молча смотрели на Марка: как-то совсем уж по-взрослому обсуждал   с гардрарцем невеселую ситуацию.

Так плохо сейчас, сын?

Если честно: да. Ведь у нас роботов почти нет. Варлх оказался скрытым врагом: увёл все, что у нас были. Поэтому, правда: плохо. И даже очень.

Пока. А дальше посмотрим: еще не вечер.

 

Конбр и Горгл прилетели, когда светило уже согревало утренний воздух. Капли росы еще поили подлетавших инсектов[2]. Некоторые из них уже вились над раскрывающимися цветами. И это наполняло покоем: будто и не было шестой пещеры с трупами, которые погребли с помощью оживленных и переналаженных роботов.

Устал? спросил Конбр. Ничего: сейчас придем поспим.

Что поделаешь: зато успели немало. А насчет поспим: удастся ли? Как бы опять нас что-то не ожидало. Хорошо, если поесть успеем. Хотя сильно хочется придти и просто свалиться: без всякой еды.

Это да.

Предчувствие не обмануло Валж, почему-то даже не спросила, ели ли, а сказала:

Конбр, Дордж велел мне сразу сказать: очень ждет тебя важное сказать надо. Земляне тоже ждут. А Марык спит. Но потом спохватилась: А вы ели?

Потом поем. Я к ним пойду сначала. А Горглу, который уже явно еле держался на ногах, предложил идти отдыхать. Если что-то экстренное, разбужу.

Правильно: Сиглл как ждёт.

 

Дордж, несомненно, был прав: Децемвират приступил к обещанной тотальной ликвидации тех, кого они именовали недолюдхами. Даже среди гимназистов уже не осталось никого, кто еще не был заражен атавистическими взглядами: потому подлежали уничтожению все до единого. Как и обещал Децемвират.

Маркд, твой ученик, оценил нынешнюю ситуацию, как очень плохую. Но добавил: Пока. А дальше посмотрим: еще не вечер. Считаю, весьма правильная добавка.

Но что можно противопоставить тотальной ликвидации молодежи? Всего два аппарата, против которых каждый боевой робот бессилен, полу миллиарду их. При таком соотношении я и Горгл даже порознь не в состоянии поспеть везде, где начнут без всякой отбраковки убивать всех подряд.

А ваши роботы? Вы же переналадили на выполнение ваших команд какое-то количество их, вступил в разговор Лал.

Их тоже не больше сотни.

Чем поражают боевые роботы и ликвидаторы?

Лазерным лучом, главным образом. Еще наркотический газ но теперь могут применять газы массового поражения. И просто давят при движении напролом.

Но начал было Ли, но его прервала стремительно вошедшая Валж, за которой катил робот-повар:

Конбр, миленький! Есть надо: ты не ел.

Потом: сейчас некогда. Видишь: я разговариваю.

Разговор, я думаю, не так скоро кончится. Так что ешь и разговаривай, поддержал её Ли.

Правильно: Конбр мой голодный. Очень голодный. Ешь, пожалуйста. Надо да! А то я не дам тебе разговаривать.

Она права: ешь. А я подумаю, как можно еще чем-то, кроме ваших двух аппаратов справиться с роботами. Итак, лазерный луч как главное поражающее средство.  Так ведь их могут излучать и ружья.

И их у нас мало даже для охоты сейчас. Если только захватить склады ручного оружия. Но скорость управления им у человека намного меньше, чем у робота: шансы поразить у них слишком разные.

А если действовать из-за укрытия?

Эти роботы летают: могут бить сверху. Единственно, как можно повредить его, это обстрелять сразу нескольким. Но вряд ли он при этом сам не успеет убить хотя бы одного.

Но Дордж сказал, что его друг сумел опередить робота, собиравшегося убить его, возразил Александр. Использовал, как я понял, фактор внезапности: напал первый.

Согласно древнему земному способу: лучший способ защиты это нападение, подтвердил Лал.

И это лишь пока они не оборудовали роботы датчиками дистанционного обнаружения. Как у серпов[3]: кроме зрения острое обоняние плюс тепловая чувствительность. Не сомневаюсь, сделают это. Но сейчас еще есть возможность опережать их: хоть и временная.

А фактор времени может работать на нас. Мало ли что может произойти, прежде чем нас смогут уничтожить. Может быть, сумеем добраться до роботов, оборудованных аппаратами Конбра. А тогда Так что будем сопротивляться до последнего. Как сказал Маркд: еще не вечер. И чем он дальше, тем больше у нас возможных шансов добиться победы.

Да, Дордж: еще не вечер. Но готовы мы должны быть ко всему. Поэтому прошу вас, друзья-земляне: если вместо победы мы потерпим поражение, улетайте на Зрыыр. Заберите туда Марика: он уже  сделал больше, чем кто-нибудь другой в его возрасте. И, если можно, дочь Лима и Цангл мою дочь: вместе с Валж. И еще Сиглл.

Без тебя? Нет! вскочила с места Валж. И Сиглл без Горгла тоже нет.

Если нас не станет: вырастите там детей. Но это на всякий случай: еще ведь не вечер.

Вечером спать ложатся. А ты не смог. Пойдем: поспи хоть немного. А я покормлю маленькую Цангл и лягу рядом: буду греть тебя.


 

[1] Гамаль верблюд (иврит и араб.)

[2] Насекомых (лат.)

[3] От serpent змея (лат.)

 

Up ] Часть I ] Часть II ] Часть III ] Часть IV ] Часть V ] [ Часть VI ] Часть VII ] Часть VIII ] Часть IX ] Часть X ] Часть XI ] Часть XII ]

 

Last updated 10/16/2014
Copyright 2003 Michael Chassis. All rights reserved.