Часть II:    ГАРДРАР

 

14

 

Полет на Гардрар казался землянам быстрым невероятно: Конбр смог сделать всё, чтобы максимально возможно улучшить возможности Ковчега. Уже через двадцать четыре бортовых часа экспресс вошел в гиперпространство и столько же потребовалось, чтобы долететь до конечной орбиты вокруг светила Гардрара.

Легче проходил и перенос: благодаря замене анестезирующей жидкости гардрарской дыхательной смесью. А выход из него вообще мало отличался от выхода из простого сна не только у гардрарцев, но и у землян.

Гардрарцы даже не проходили после него осмотр кибер-диагноста. Но на этот раз произошло неожиданное исключение: не совсем легко произошел выход именно у гардрарки у Цангл. Еще более неожиданным была обнаруженная причина: её беременность.

Событие поразительное: слишком необычное для гардрарцев. И даже землян, не забывших то, что еще не так уж давно такое и у них было совершенно невозможно.

Как воспримет это Лим: даже при том, как относится он к Цангл? Всё-таки, она примитива. И поэтому, прежде всего надо об этом сказать ему раньше, чем ей: пусть решает. Если сочтет, что ребенок от такой не нужен так тому и быть: не поздно исправить положение, а она ничего не узнает.

 

Ты принимаешь таблетки? Золотистые, задал Лим Цангл первый вопрос.

Нет: ты сказал, что тогда родится ребенок.

Зачем он тебе?

Чтобы еще больше любить тебя. Чтобы мы смотрели друг на друга, как Александр и Малгкха помнишь?

Он снова был поражен: так сказать! Как меняется она: может точно выразить словами то, что чувствует. Что происходит с ней: почему всё больше и больше опережает его в понимании чего-то слишком важного?

Можно ли к ней относиться по-прежнему: как к стоящей ниже его? Кажется, уже нет. И он не в праве один решать, появиться ли на свет их ребенку.

Очень хочешь это?

Да: очень! А когда?

Скоро: ты беременна. У тебя у нас скоро будет наш ребенок, заставил себя сказать он. И сразу увидел, как вспыхнули её глаза:

Родной мой! неожиданно произнесла она не гардрарские слова, которыми Малгкха назвала Александра: опять почему-то запомненные только ею.

Она приблизила сияющее лицо к его, еще растерянному, и сама прижалась крепко к его рту.

Родной мой, любимый! шептала она навсегда ей запомнившиеся землянские слова.

 

Лим сказал Цангл про её беременность, Конбр вызвал Лейли неожиданно. Мне хотелось бы обсудить создавшуюся ситуацию почему-то именно с тобой, многоуважаемая Лейрлинд.

Думаю, ты не ошибся, достопочтенный Конбр: лучше меня, наверно, в этом, благодаря моему нелегкому опыту, никто не подходит тебе. Если не против, давай встретимся в салоне-саду: предпочитаю такой разговор не по связи.

Что происходит? Я пока с трудом понимаю. Хотя то, что довелось мне увидеть их очень необычные отношения нравились мне чем-то. Теплом, наверно.

Душевным теплом?

Именно. Хотя, опять же, понятие душа слишком давно у нас исчезло: только благодаря вам, я знаю теперь его значение. И всё-таки, происходит что-то слишком мне непонятное.

Происходит замечательное: на Гардраре появляется первая семья.

Состоящая из мудрого и примитивы: что общего, кроме физического общения может быть в такой семье? Ведь у вас даже нет подобных почему-то.

Но есть и семья достаточно необычная тоже: моя собственная. Тебя не удивляет, что я по возрасту могла бы быть матерью моего мужа? Придется тебе рассказать, почему так получилось.

Непростая история: из-за того, что началась, когда ни одной настоящей семьи не было на Земле. Было редко только нечто подобное, когда интеллектуальные мужчина и женщина жили вместе долго, даже всю жизнь, но детей в этих союзах никогда не появлялось.

Я не знаю, откуда во мне возникло желание любви: это слово тогда мы, как и вы, почти позабыли. Рассказал мне о нем Лал тот, именем которого после его гибели назвали моего Лала, которого ты знаешь:  он знал невероятно много из существовавшего давно, что незаслуженно было забыто как Лим ваш.

Полюбила тогда я его самого близкого друга старого уже Дана. Величайшего физика, своим открытием гиперструктур положившего конец научному кризису, о котором вы столько уже знаете. Отца моего мужа.

Своим открытием он заслужил вторую жизнь: пересадку его головы на тело молодого неполноценного донора-смертника. Перед операцией я пообещала ждать его. Но когда он вернулся обновленным, встретил другую Эю, с которой и с Лалом Старшим потом улетел на планету, названную Землей-2, для подготовки её к заселению. И единственная моя встреча с ним произошла совсем незадолго перед его отлетом туда.

Когда они улетели, я продолжала ждать его. Думала: если двое мужчин могут быть близки с одной женщиной, то почему он не может с ней и со мной?

Лал погиб на Земле-2, а они вернулись с детьми, рожденными ими там. Так хотел Лал: только семья, в которой появляются дети, обеспечит их защиту от отбраковки положит конец страшному разделению людей.

Только я уже была не нужна ему лишь она: единственная мать их детей. Увидела при первой встрече с ними, что надеяться мне не на что. Но появилась мысль, в первый момент показавшаяся безумной стать одной из них, войти в их семью. Она становилась навязчивой, настолько сильной, что сминала даже чувство к Дану.

И встреча с полюбившим меня сыном Дана решила всё: в их семью вошла, став его женой. Потом родила сына первая после матери Лала, которая могла родить сама детей только на Земле-2, Зрыыр по-вашему. Это было очень важно для борьбы, которую после гибели Лала вели Дан и Эя.

Но разница в возрасте между нами не давала забывать о проблеме, которая станет: я стану старой и уйду раньше его. Сможет ли он обрести тогда счастье с другой: он ведь слишком меня любит? Предложила ему погрузить меня в анабиоз до того времени, когда его возраст сравняется с моим. Но он воспринял это с ужасом: ведь когда они возвращались с Земли-2, и им пришлось всем, кроме Дана, находиться в анабиозе, из него не вышел его маленький брат, Малыш.

А потом Дан придумал другое: гиперпереносы для установления контакта с цивилизацией, первая связь с которой произошла тогда. По расчетам Дана, релятивистский эффект при этом обеспечит желаемое. Прилетит с Земли вторая партия поселенцев, и с ними друг Ли, Ги, и мы втроем отправимся в эти полеты.

 

Тоже, как видишь, не совсем-то то, что у Александра с Малкой и других наших.

Как можно сравнивать с тем, что у Лима с Цангл? И ты, и Марклд интеллектуалы, а она? Неужели не понимаешь существенную разницу? То, какой ребенок, наверняка, родится у них?

А каким родился мой Лал? А его сестра: внешне похожая на того неполноценного, на тело которого была пересажена голова Дана при обновлении? Йорг ведь настаивал, что именно из-за того, что дети, рожденные ими, имели и его гены, не вышел из анабиоза маленький Малыш.

Я помню: вы рассказывали. Таких Йоргов на Гардраре большинство. Если быстро не победим, их ребенка захотят отобрать и ликвидировать. И Цангл тоже. А Лима будет ждать бойкот. Конечно, мы ничего этого не допустим.

Цангл и ребенка можно спрятать у нас: не пойдут же они на силовой конфликт.

Они? Для которых норма ликвидировать тех, кто не дотягивает до требуемого уровня? Еще как могут не задумываясь. С бойкотом, конечно нет: мы его не признаем. Хотя Я не уверен, что все: не разделимся ли мы вскоре?

Наверно, для большей безопасности Цангл лучше находиться с нами, землянами. Будет под моим надзором: подготовлю её к материнству.

Всё это хорошо, но мы ушли от главного: как сам Лим отнесется к ребенку, если, всё-таки, окажется потом примитивным?

Он останется для Лима его ребенком: поверь. Если потребуется, защитит его любой ценой каким бы не был.

Мне еще трудно это понять: не могу представить себя на его месте.

Не уверена, глядя на твоё отношение к моему сыну.

А-а: тогда понял. Ты права: он дорог мне. Кажется, мы обговорили всё.

 

Но я хотела бы поговорить еще кое о чем: о чуде, происходящем с Цангл.

Цангл? Да, она поражает и меня: своим необычайным отношением к Лиму; тем, какой стала её речь. Поразительно!

Это сотворила любовь. Поверь: я знаю очень давно.

Верю: глядя на земные семейные пары. Но чтобы такое произошло с примитивой

Как трудно освободиться вам от представления, что все они совершенно выродились умственно!

Но ведь, действительно: это наследство десятков поколений неспособных творчески думать.

Зато чувствовать, что почти утратили мудрые. Да и думать может быть, хоть и не творчески не совсем тоже не способны. Как и мудрые чувствовать.

Ты о Лиме?

Да. Знаешь, мне кажется, что он сумел пробудить в Цангл то, что таилось в ней где-то очень-очень глубоко. Счастливая, она стала больше и думать.

Ведь откуда известно, была бы она примитивной, если бы её пытались учить так же, как потомков мудрых? Известно же хорошо, что наследование качеств индивидуумом носит лишь стохастический[1] характер. Ну, да: у мудрых родится больше способных но не все. А у примитивов почему иначе?

Я, кажется, понял, к чему ты ведешь. Попробовать учить её тому, что она совсем не знает: для начала грамоте и счету.

Нет: это уже твой собственный вывод ты человек деятельный практически. Блестящая идея, скажу я.

 

15

 

Отлет крейсеров на Гардрар задерживался только из-за ожидания ответной радиограммы с него. На посланное сообщение о прибытии с Зрыыра представительской делегации землян с целью установления постоянного контакта с Гардраром и возвращающихся с ними оттуда гардрарцами, не считающих свое дальнейшее пребывание там более необходимым.

Одновременно была отослана туда неизвестно кем еще одна радиограмма, зашифрованная. Дешифровку её Грой произвел сам: собственной программой, не доступной никому, кроме него. Нечего хорошего в ней не было.

Произошло то, чего он недаром опасался: ссыльные вернулись на Гардрар мало того, что самовольно: чтобы установить свои порядки. Главную роль в намерениях самых крайних из них, возглавляемых Конбром и Лимом, играли атавистические взгляды, заимствованные у землян. Они включали слишком многое: устранив Децемвират, восстановить демократию; полное также восстановление семьи, как необходимейшего социального института, в которой должны будут рождаться дети с полной ликвидацией, как следствие этого, отбраковки всех без исключения; возрождение искусств. В общем, возврат к тому, от чего удалось не совсем-то легко очиститься в результате длительного исторического прогресса.

Слишком много захотели! Встретят здесь такое мощное сопротивление мудрых, что вынуждены будут быстро отказаться от этих бредней. Тем более что, как сообщается в донесении, около трети готова удовольствоваться восстановлением своего авторства, которое было закреплено за другими. Немногим меньшее количество, правда, желает большего: восстановления демократии, когда буквально всё решалось голосованием всех мудрых. А не Мудрейших, куда более компетентно и оперативно координирующих дела Гардрара то есть ликвидацию их, Мудрейшего Децемвирата. Остальные, кроме радикалов Конбра и Лима, почти все разрознены чуть ли не каждый сам по себе.

Ну, что: за что боролись, на то и напоролись! То, что с возникающей периодически оппозицией отдельных мудрых надо было бороться предельно беспощадно, как предлагал Децемвирату он физически ликвидируя, как при проведении отбраковки, теперь лишь будет ясно всем Мудрейшим. А то: убивать мудрых как можно! Не лучше ли отослать их с Гардрара ну, хотя бы на тот самый Зрыыр. А то как бы ликвидация одних мудрых не вызвала усиление недовольства других. Удалось хоть настоять на отсутствие необходимости заселения Зрыыра: при отсутствии непрерывного контроля уже достаточно многочисленные колонисты сами могли установить свой контроль над Гардраром.

А с этими, хоть и в союзе с тоже немногочисленными землянами, Мудрейшему Децемвирату при общей поддержке мудрых, справиться будет не слишком трудно. При этом еще воспользоваться возникающей ситуацией: в чем-то, якобы, опередить их свалив всё плохое на Наимудрейшего, убрать его и самому возглавить Децемвират. И может быть, всё-таки, удастся мечта о второй жизни за счет жизни примитива, на чьё тело пересаживается лишь Наимудрейшая голова. Не всегда удачно, к сожалению: как в случае нынешнего Наимудрейшего.

 

В ответной радиограмме с Гардрара выражалась радость по поводу долгожданной возможности вступления в непосредственный контакт с разумным человечеством Земли. Достопочтенному Конбру давалось ответственное поручение всевозможного оказания помощи при полете к Гардрару и высадке на него.

Сообщалось одновременно прилетевшим с Зрыыра гардрарцам о произошедшей на их родной планете революции: бывший Первый Мудрейший Рорв, узурпировавший всю власть, и злой волей которого творились на планете недопустимые дела, смещен объединенными усилиями членов Мудрейшего Децемвирата и всего мудрого населения. Выражалось приглашение присоединиться к общей радости по поводу этого значительного события.

 

Встреча не напоминала ту, которая произошла на Земле-2. Сзади явно весьма немолодых девяти людхов стояла многотысячная толпа чересчур похожих друг на друга их. Хилых, с вытянутыми лицами без улыбки, совершенно ледяными глазами, очень напоминавшими Лейли и Ли кого-то страшно знакомого.

И вдруг узнали:

Йорги, прошептал Ли.

Они: целая планета их, в ответ прошептала Лейли. Те, с Земли-2 почему-то не кажутся такими.

А Грой смотрел на вышедших из крейсера первых нескольких землян: среди них мальчика и женщину, привлекательную весьма даже с его точки зрения; на Конбра и Лима рядом с ними. Конечно, эти понимают, что такое огромное количество встречающих выведено для них отнюдь не для землян: показать, кого здесь больше.

Поняли: Второй Мудрейший явно приготовился к встрече со ссыльными на Зрыыр секретный агент его, каким-то образом пронюхавший про переход Погра на их сторону, сумел послать предупреждающее сообщение. Выставил всю элиту мудрых: с символом высшей группы на груди слева и номерами с одиннадцати и дальше более десяти самые-самые, кто станут за него стеной. Сделают, не задумываясь, всё, чтобы не дать тронуть существующее.

Грой выступил вперед и приложил ладонь ко лбу начал произносить приветствие:

Мы ждали вас, представители другой цивилизации. Рады встретить, чтобы передать вам наши высокие знания, а также пример высочайшего общественного устройства, только благодаря которому они могут быть достигнуты. Глядя на нас, вы сумеете постепенно приблизиться к такому же пониманию назначения человека, очищенного от мешающих ему рудиментарных свойств.

Да, нельзя сказать, что приветственная речь его была полна радостным восторгом, а не прямым желанием принизить пришельцев с какой-то Земли. Нужны они больно великой гардрарской цивилизации эти так и застрявшие на почти детской стадии развития. Никто их не приглашал сюда: не появись они тут сами, ни о каком контакте с ними даже мысли быть не могло бы.

И так уже была попытка некой цивилизации тоже установить контакт с Гардраром. Начали с примитивного теста используя несоставные[2] числа, а убедившись, что ответы им посланы мудрыми существами, прислали свое послание. Несмотря на то, что запись оказалась весьма компактной, его удалось прочесть достаточно быстро. И сделать вывод, что их общественный строй, немало похож на тот, что оказался у этих землян. Отвечать на их послание даже не стали, хоть трудности это не представило бы.

И он продолжал говорить: всё в том же духе. Но ответил ему потом не кто-то из взрослых землян, а мальчик ошарашив тем, что по-гардрарски:

Мы выражаем желание не только общаться, но и дружить. С радостью станем воспринимать ваши высокие знания, с которыми уже начал знакомить меня замечательный учитель, достопочтенный Конбр. С другой стороны, обсудим и решим, чье из общественных устройств является более соответствующим истинно человеческой натуре. На его совсем короткую, по сравнению с той, что произнес Грой, речь земляне, а с ними Конбр и Лим, ответили непонятно странным хлопаньем ладоней.

Еще бы не аплодировать: так умно сам сумел ответить. Да: речь не мальчика, а мужа, вспомнил Александр строчку своего великого древнего тёзки, Александра Пушкина.

 Давно ли восхищался космическими пиратами, а сейчас смог такое , с гордостью глядя на Марка, думала Лейли.  И стоявший рядом Конбр молча пожал ей руку и, тоже гордо, произнес: Мой ученик: каким стал уже!.

Но напрасно думали, что приключения космических пиратов стали для него просто детскими воспоминаниями: предчувствовал свои совсем другие, но которые, наверно, тоже потребуют не меньше храбрости и находчивости.

 

16

 

Ситуация была, таким образом, ясна с самого начала. Появления вместе с землянами ссыльных гардрарцев, о чем было сообщено с прибывшего экспресса, было более чем достаточно для этого. Поэтому Конбр ожидал действий Гроя сразу при появлении на Гардраре.

Они не ограничились выведением для встречи тысяч самых мудрых: все прибывшие гардрарцы получили уведомление о начале рассмотрения вопроса восстановления авторства на их труды, присвоенные кем-то безосновательно. Сваливалось, опять же, исключительно на бывшего Наимудрейшего Первого Мудрейшего. Как говорилось в уведомлениях:

Творившееся во время его единоличного диктаторского режима позволило делать это безнаказанно. Произошедшая революция теперь восстановит справедливость, и никогда больше уже подобное не допустит. Затяжка с этим не может быть допущена.

Действительно, это делалось на удивление молниеносно: Грой считал, что те, которые потеряли при этом присвоенное авторство и из-за этого сползли на большие номера, слишком большой опасности не представляют. Зато удастся численно ослабить прибывших, создававших Децемвират проблемы.

Беда была, однако, в том, что никто из самих децемвиров не собирался расстаться с тем, что присвоил. А справится с ними у него недостаточно сил.

Сам-то он в этом отношении был чист абсолютно: хватало собственных, действительно выдающихся, достижений. Но возглавлявший бывших ссыльных, Конбр, едва ли уступал ему в ценности своих работ. Воспользовались тогда лишь тем, что он был еще достаточно молод. И сделал это пожизненный Пятый Мудрейший, который, лишившись авторства работ, похищенных у Конбра, не сможет более оставаться децемвиром вообще. Он, отчетливо понимал Грой, ни за что не откажется поэтому от своего высокого положения а остальные пожизненные станут, безусловно, на его защиту, дабы не создать слишком опасный прецедент.

Скорей всего придется пойти на физическое устранение его: как сделали с бесполезным Наимудрейшим. А Конбру предложить своё бывшее место Второго Мудрейшего: самому при этом стать из якобы временного замещающего Первого Мудрейшего в действительного Наимудрейшего.

Едва ли Конбр упустит тогда возможность занять столь высокое положение: гардрарец же он а не какой-то землянин. А если заодно сделать децемвиром младшим, конечно Лима, то ссыльные будут, вообще, полностью обезглавлены.

Только Конбр может со временем превратиться в соперника в стремлении самому стать Наимудрейшим: спихнуть его, Гроя. Так что следует еще раз подумать о введении Конбра в Децемвират. М-да, торопиться поэтому не стоит.

И надо прежде досконально ознакомиться с тем, что они такое земляне эти. Какую роль смогут играть они в нынешних событиях? Придется пересмотреть всё, что земляне поместили для ознакомления в центральном архиве Гардрара и к чему дали ссылки в проведенных ими лекциях. Грой, да и все децемвиры на них, конечно, не сочли нужным быть, но смотрели по связи не пропустили ни одной.

 

Эти пришельцы издалека, надо сказать, говорили о своей планете голую правду, не стараясь ничего приукрашивать. С их, естественно, точки зрения: поэтому Грой сразу понял главное. Земля еще проходила ту самую начальную стадию истории, когда произошел естественный процесс отделения интеллектуалов от неспособных к умственному труду. Но внезапно появившийся Ларлд, а затем его сторонники, придерживаясь атавистического взгляда на природу человека, приостановили этот благодатный процесс.

Произошла всеземная дискуссия, во время которой сторонники дальнейшего прогресса не смогли отстоять то, чему когда-то удалось окончательно победить на Гардраре и привести, в конечном счете, к самому совершенному общественному строю. Даже подавляющая часть защитников достигнутого там общественного прогресса не понимали то, что до конца, похоже, понимал лишь один гениальный генетик Йорг.

Что социальное разделение на полноценных интеллектуалов и малоспособных неполноценных оправдывалось лишь тем, что отсутствие у последних достаточных способностей было просто их бедой, против которой у человечества еще не существовало средств. В эпоху тогдашнего научного кризиса это было для всех одной из вынужденных мер, необходимых для преодоления его. Для него нет: новое социальное расслоение шаг вперед в развитии человечества. Настолько ценный и важный само по себе, что кризис, породивший его, являлся благодатным явлением.

Это как-то нутром почувствовал он, Грой: тоже один. Почему? Какое-то сходство понимания назначения человеческой цивилизации любой планеты? И, также, некое сходство и внешнее. А еще поразительно: Йорг Грой. Ну, да: если читать каждое из имен в обратном порядке.

 

К сожалению, этот величайший из землян не мог победить: сторонники возврата к тому, что было до кризиса, еще могли апеллировать к неизжитым до конца атавистическим представлениям. Видимо, прошло недостаточно времени там для этого не то, что здесь, на Гардраре. И потому подобное здесь никогда невозможно.

Ну, а если всё-таки? Что тогда? Борьба: но не бескровная, какая еще не кончилась окончательно на Земле. Беспощадная война с применением мощных роботов, ракет, силовых полей не на жизнь, а на смерть. И придется быть готовым пожертвовать главным: собственной жизнью.

А что может быть дороже её? Не лучше ли на всякий случай вернуться к первоначальному варианту: попробовать предложить Конбру и Лиму стать децемвирами? Ну, а Пятого тогда убрать. Так тому и быть!

 

17

 

Пятый, как он сам называл себя, предпочитая своему имени, недаром всегда, в любую минуту, был начеку: от других децемвиров как старших, так младших можно было ожидать чего угодно. Но только не этого: что его физически ликвидируют.

Когда робот-ликвидатор внезапно бесшумно появился сзади и выпустил струю газа-наркотика, он успел сразу почувствовать едва начавшуюся предсмертную эйфорию. И тут же крепко закрыл рот и зажал нос.

Терпел: сверх всяких сил, боясь, что до конца не выдержит глотнет воздуха, а с ним смертельного газа. Уж он-то знал, что будет тогда: охватывающее видение сладостного совокупления после которого оргазм, и сразу смерть. Его же собственное создание для ликвидации отбракованных.

Сердце чуть не разрывалось от напряжения: казалось, еще немного и не выдержит, глотнет всё-таки. Но боролся за жизнь, сколько мог: несмотря на то, что уже стал терять сознание.

Очнулся и с радостью понял: жив. Жив!

Над ним склонился, к изумлению, тот, кого можно было меньше всего ожидать: Конбр. Робот-ликвидатор рядом был неподвижен.

Очнулся, достопочтенный? Что: уже дошло до отбраковки и децемвиров?

Разве? Пятый уже пришел в себя.   А не ваше сведение счетов со мной? Ты же считаешь, что я что-то похитил у тебя.

Не наши методы: иначе ты бы уже не очнулся, а мирно навеки почил.

Но с чем тогда связать твоё появление вместе с этим роботом?

С нашим активным неприятием любой отбраковки. Следовал за ним, еще не зная, кто является его целью. Твоё счастье, что успел догнать и парализовать его своим прибором.   

Скорей всего, это правда. Грой же намекнул, что и он замешан, как другие, в похищении авторства: в том числе у Конбра. Ну, и что: он же не такой, как те он децемвир, пожизненный. И поэтому Грой предпочел просто убрать его.

Но из-за одного только предположения не бросаться же сразу изображать перед Конбром открытого врага Гроя. Незачем выносить сор из Децемвирата: возможная будущая разборка с Гроем не выйдет за его пределы. И вряд ли остальные Пожизненные при этом дадут рано возомнившему себя Наимудрейшим расправиться с ним, Пятым пожизненным Мудрейшим. Как бы не наоборот: не пришлось бы за эту попытку самому Грою разделить участь покойного Рорва, последнего Наимудрейшего.

 

Совещание старших Мудрейших, как всё последнее время, проводилось снова очно в кабинете почившего Наимудрейшего. Хоть Грой, увидев Пятого живым и здоровым, вида и не подал, но тот сумел заметить сразу, как он напрягся.

Достопочтенные коллеги, я срочно собрал вас, так как, к сожалению, обстановка неожиданно начинает сколько-то осложняться, начал Грой, но его сразу перебил Третий:

Еще бы: началось небывалое. Чего больше: отбраковка нас, Мудрейших. Скажи, ты временно замещающий Первого Мудрейшего, для кого расчищаешь ты места в Децемвирате?

Что за чушь!

Чушь? Кто, кроме тебя, смог послать робота-ликвидатора к Пятому?

Я? не моргнув глазом, спросил в ответ Грой. Я? Ты что?! Да как ты смеешь?

Несомненно: ты. Не зрыырцы же: Пятого Конбр спас не кто иной. Мы не потерпим твое желание дальше решать всё одному: отстраняем тебя от руководства нами. Оно уже и так не привело к хорошему: наша главная опора, мудрая элита, вся недовольна лишением многих имеющегося авторства.

Что?! Кто вам дал такое право? Посмотрите, что скажут младшие Мудрейшие.

А сейчас мы их тоже пригласим.

Младшие уже, как оказалось, знали о попытке ликвидации Пятого: были возмущены намерением убить децемвира.

Это недопустимо: ему больше не место в Децемвирате, выразила их мнение Седьмая.

Но обстановка сейчас, действительно, не совсем простая: не время, чтобы знали о наших внутренних противоречиях, снова заговорил Третий. Придется сохранить видимость, что Грой всё еще остается в Децемвирате: что он якобы сам предложил перейти к полностью коллегиальной его работе. Но в решениях, конечно, больше участие принимать не будет. И не только это

Грой понял, что иначе они не остановятся перед тем, что ему не удалось сделать с Пятым Мудрецом. Но сдаваться так сразу не собирался: попробовал припугнуть их.

На кого вы руку подняли в такое время, когда как никогда требуются крепкое единство и полнейшее согласие? Не понимаете, Мудрейшие, что надвигается на нас?

А что такое надвигается? Что?

Да то, что ссыльные собираются ликвидировать наш Децемвират, чтобы вернуться к этой нелепой демократии. Как будто вам это неизвестно: всё же было в донесении нашего агента.

Не ты ли сам составил это донесение? сразу возразил Третий.

Опомнитесь, пока не поздно. Не время заниматься дрязгами перед лицом такой опасности.

Не преувеличивай: не испугаешь! они не верили.

Понятно, конечно: ведь он сам едва верил в это.

 

Напрасно: раздался какой-то шум, и в открывшуюся дверь неожиданно  ввалилась толпа, вооруженная лазерными излучателями. Впереди ссыльные во главе с Конбром, держащим какой-то незнакомый аппарат.

Пятый узнал тот, которым был парализован чуть не убивший его робот-ликвидатор. Им, наверно, и были отключены роботы, предупреждавшие о появлении посторонних.

Что вам надо здесь? не растерявшись, невозмутимо спросил Грой, давая понять и вторгшимся без приглашения, и Мудрейшим, кто еще главный в Децемвирате: остальные децемвиры будто проглотили языки.

Мудрейший Децемвират давно изжил себя: готовы ли вы добровольно передать власть всем? ответил ему Конбр.

Пришли восстановить не слишком-то эффективную демократию? Так она сама, при общем голосовании всех мудрых создала Мудрейший Децемвират: неужели забыли?

Правление Децемвирата не выявило преимуществ перед демократическим, и потому должно быть сменено. Так мы считаем. Повторяю вопрос: готовы ли вы добровольно передать власть всем?

Требуете, чтобы мы подчинились силе? Хороша демократия!

Можем добиться этого иначе. Застопорим временно ваши полномочия, чтобы вы не смогли помешать проведению всеобщего голосования о замене вашей власти властью всего народа. И тогда посмотрим, что он решит.

Что ж: посмотрим! Грой изо всех сил старался держаться уверенно. Надо! Напрасно эти инфицированные примитивными взглядами землян думают одержать победу: в этом он слишком мало сомневался. И тогда власть Децемвирата обретет еще больший авторитет и силу.

Но не только это: своим поведением сейчас он докажет и этим недоумкам, считающими себя мудрейшими, кто больше всех достоин стоять во главе их. Это не менее важно! Надо нагнать на них как раз в такой момент побольше страха! И он отважился задать рискованный вопрос:

Будет поставлен вопрос о физической ликвидации Децемвирата?

Нет: ни в коем случае, ответил Конбр, но тут же кто-то из пришедших вместе с зрыырцами перебил его:

Почему? В случае необходимости да!

 

Того, что произошло, Грой никак не ожидал: за сохранение правления Децемвирата проголосовало слишком ничтожное меньшинство. Против оказалась даже его основная надежда элита мудрых, не простившая лишения кого-то из них якобы присвоенного чужого авторства.

Но Конбр не допустил физической расправы с децемвирами. За что они, опасаясь её, хоть не испытывали благодарность, но вели себя тихо по крайней мере. Грой пока тоже.

 

18

 

Но Конбр, тем не менее, быстротой первой одержанной победы не опьянялся: самое трудное было впереди. Второй этап придется начинать со значительно меньшими силами: подавляющая часть зрыырцев, добившись своей цели, превращалась в оппонентов, которые станут отстаивать то, против чего продолжится начатая борьба.

Полная ликвидация отбраковки: надо именно этого добиться навсегда. То, что здесь, на Гардраре, даже трудней, чем удалось на Земле. Произвести социальный возврат от ушедшего в порочном развитии состояния, когда немногочисленными мудрыми становятся лишь превосходящие непрерывно совершенствующихся суперроботов. Как и на Земле, единственный путь восстановление семьи, надежно защищающей рожденных в ней детей: вне зависимости от их способностей. Но мудрые сочтут это тормозящим дальнейший научный прогресс и воспрепятствуют его осуществлению. А задача подключения к борьбе единственно реальной силы, учащегося потомства мудрых, видимо, будет слишком не легкой.

Не легким будет и решение вопроса о примитивах. Часть тех, на кого могут полностью опереться сейчас Конбр и Лим, до сих пор сомневаются уже сомневаются, а не уверены, как прежде в необходимости сохранения будущего потомства и их. Не лучше ли дать им дожить спокойно, и только? Удастся ли убедить таких на живом примере что потомство нынешних примитивов необходимо включить в состав будущего человечества Гардрара?

Да, Лим вместе со своей Цангл смог показать и доказать это неопровержимо. Самая первая семья, воссозданная на Гардраре мудрым и примитивой: счастливыми объединенными чувством, которого так долго не знали. Ждущими своего ребенка: как раз общего потомка мудрых и примитивов. Тех, которые обладали одним и были лишены другого: первые мощным разумом без чувств; вторые чувствами с совсем слабым разумом. Но не совсем без него отнюдь!

Конечно, не могли ничего: даже читать или немного считать. Но: кто учил их этому когда нибудь? А Цангл ведь смогла научиться: только потому что Лим стал учить её этому сначала чтению, затем цифрам и счету. Не очень-то сразу получилось: она не понимала, зачем но хотел Лим, и она напрягалась, чтобы сделать хорошо ему. И как рада потом была, когда неожиданно получилось у неё и как это ей понравилось: читать, что напечатано, и даже самой напечатать что-то. Как игра какая-то! И интересно: прочесть то, что Лим давал ей. А потом еще и считать.

Глядя на них, начал отчетливо понимать, что не только разум важен для человека: чувства в нем не менее! Именно бесчувственный разум позволил оценивать человека лишь по его работе. Это так: утратившие чувства мудрые уже мало походили на подлинных людей скорей на сверхсовершенных роботов, почти вытеснивших их.

 

Иногда Цангл начинает прислушиваться к их разговору, и какая-то мысль, похоже, судя по выражению глаз, появляется у неё в голове. Но при этом продолжает молча улыбаться.

Фигура её уже стала меняться: немного выдается живот, округлилась грудь. Смотреть на неё приятно: веет чем-то успокаивающим.

Конбр понимал, что и внешняя привлекательность таких примитивов как женщин, так и мужчин тоже необходима в будущем: для взаимной физической тяги составящих семьи. И тогда гардрарские женщины будут не только умны и талантливы, но и красивы: как земная Лейрлинд. А гардрарские мужчины похожи на мускулистых земных. Наверно, это сможет послужить еще одним аргументом в пользу необходимости потомства примитивов.

И лишь подопытным, изувеченным сверх меры, тоже иметь потомство не будет возможно: жалко, но ничего не поделаешь.


 

[1] Слово стохастический (от греч. στοχαστικός  умеющий угадывать) используется во многих терминах из разных областей науки, и в общем означает неопределённость, случайность чего-либо.

[2] Простые числа: 2, 3, 5, 7, 11, 13

 

Up ] Часть I ] [ Часть II ] Часть III ] Часть IV ] Часть V ] Часть VI ] Часть VII ] Часть VIII ] Часть IX ] Часть X ] Часть XI ] Часть XII ]

 

Last updated 10/16/2014
Copyright 2003 Michael Chassis. All rights reserved.