39

 

Космос требует от человека многого: смелости и выносливости; хладнокровия, чтобы не растеряться при встрече с опасностью; быстроты реакции и находчивости ума, чтобы найти выход из любого положения. Чтобы стать настоящим, профессиональным, космонавтом, надо прежде долго учиться и тренироваться. И пройти многократную проверку, после которой остаются только самые надежные.

Но лишь лучшие из лучших, люди с совсем исключительными данными могут стать космическими спасателями. Когда где-то в Космосе происходит кто-то гибнет и успевает подать сигнал "SOS!", они летят на помощь. Им всегда приходится спешить, чтобы поспеть, и они летят, преодолевая огромные перегрузки, недоступные обычным космонавтам. И часто приходится совершать такое, что кажется невозможным.

Когда станция космического дозора на Минерве приняла сигнал с возвращающегося гиперэкспресса, ушедшего много лет тому назад к Земле-2, все Земля и Малый космос, ожидающие его были встревожены. В предельно короткое время был загружен и отправлен навстречу самый крупный из космических крейсеров для доставки первой части "топлива", о котором просили астронавты чтобы начать торможение на подлете. Количества "топлива" было достаточно, чтобы во-время начать уменьшение скорости звездолета, не дожидаясь других крейсеров, отправлявшихся позже.

Вся команда крейсера была скомплектована из космических спасателей: задача была необычайно трудной. Нужно было выйти в Большой космос и лететь, ориентируясь лишь по отраженной от гиперэкспресса волне, так как с него не посылались сигналы.

Крейсер летел навсречу экспрессу, непрерывно наращивая скорость, и должен был в точно указанное время встретить его. Но в пути был принят еще один, экстренный, сигнал оттуда: просили продовольствие и энергию. Срочно. Там понимали, насколько трудно лететь еще быстрей: "Просим сделать невозможное!" Значит, положение их было безвыходным.

То, что просили астронавты, действительно было невозможно но не для самого молодого из членов экипажа крейсера, которого тем ни менее Земля и весь Малый космос считали лучшим из когда-либо существовавших космических спасателей. О его подвигах ходили легенды: он, казалось, для того и появился на свет, чтобы совершать уже совсем невозможное. Лететь он должен был на большом катере. Один.

Катер до отказа загрузил "топливом" и батареями. И продовольствием, оставив себе лишь необходимый минимум.

 

Такого полета еще не было в практике ни одного космического спасателя. Такие перегрузки, даже полностью погрузившись в стимулирующий раствор, был способен выдержать лишь он один. Он буквально не вылезал из него он спешил. Надо спасать тех, кто просит о помощи. Спасать любой ценой: так гласит Первая Заповедь космических спасателей. Даже ценой собственной жизни или полной потери здоровья, когда приходится насовсем распрощаться с Космосом. Он был готов к этому всегда.

Тем более, сейчас: люди, которым он должен помочь самые великие герои Земли. Он лично знал их: видел один раз в детстве, даже разговаривал с Капитаном и просил взять его с собой. А Капитан тогда обещал рекомендовать его для следующего полета в Дальний космос, если он будет учиться так, что станет знать все, что необходимо астронавту. Учиться бесконечно долго, как ему тогда казалось. Но он пообещал.

Ли, говорила ему мама Ева (он до сих пор называет ее так, когда видится с ней, прилетая на Землю, и во время редких, но регулрных связей из Малого космоса), Ли, ты должен учиться хорошо учиться. Слышишь? Тебе необходимо много заниматься. Ты же обещал это самому Дану. Или не быть тебе астронавтом. Она была тогда его школьной учительницей.

Ему было трудно: учеба давалась плохо. Раньше он и не очень старался: думал, что все равно все сумеет, потому что он очень сильный сильнее других в группе.

Мама Ева заставляла его много работать. А сколько возилась с ним, занимаясь дополнительно! Он не знал, почему она так делала истинную причину. Сейчас так же, как тогда. Не знал, сколько лет над ним висела опасность быть отбракованным, стать неполноценным. При его физических данных скорей всего донором: вскоре пойти под нож. Не знал, что только после его перевода в гимназию она, наконец, успокоилась. Знал только, что она всю жизнь продолжала регулярно видеться с ним, все врем интересовалась его учебой и жизнью, радовалась каждому его успеху и неустанно напоминала об обещании, данном им Капитану. И не было на свете человека более близкого ему, чем мама Ева. Даже в Космосе, где дружба крепко спаивает людей.

Прилетая на Землю, он сразу же спешил к ней и, пока был там, старался быть с ней как можно больше времени. Она угощала его блюдами, программы приготовления которых сама тщательно подбирала, зная, что он любит, и они казались ему необыкновенно вкусными. Вместе ходили в театры и музеи, летали на экскурсии. Они сидели рядом на пирах в ресторане: она гордая им, одетым в форму космического спасателя с эмблемой Малого космоса на красных погонах. Порой прямо там загорался на его радиобраслете вызов, и им приходилось расставаться: он отправлялся в Космос.

Всегда скучал по ней там. С нетерпением ждал каждого очередного сеанса связи. Рассказывал о ней своим друзьям, которых у него там было множество. И угощал их, с гордостью говоря: "Попробуй: страшно вкусно мне эту программу дала мама Ева."

В его успехах желание заслужить ее одобрение играло куда большую роль, чем данное в детстве Капитану обещание. Но он не забыл о нем и мог надеяться, что выполнил. Не блистая способностями, он упорным трудом добился многого.

В Космосе он нашел себя: его природные данные давали ему возможность делать многое, недоступное другим. Трудности подготовки космических спасателей, программа которой была сложной и долгой, не остановили его: благодаря усилим мамы Евы он еще в детстве (своевременно!) сдвинулся с мертвой точки неумения и нежелания все изучить. Он одолел и космогацию и медицину, в одиночку уверенно водил корабли и делал сложные хирургические операции. Главное поспеть во-время. И рисковать собой было делом обычным, а не исключением. Об этом он никогда не говорил маме Еве; а она о том, что знает это и непрерывно волнуется за него.

А было и такое, несколько раз, когда он был бессилен помочь: было уже поздно или... Или невозможно ничего сделать. А ему, все равно, казалось, что виноват он. И упорно работал над собой, вырабатывая беспредельную, казалось, выносливость. Искал, мучался. В результате сумел выполнить несколько спасательных операций, какие до того считались абсолютно невозможными.

К тому же, доказал, что дело не в одних его необычных физических данных, что того же могут достичь и другие, придерживась его системы физической и психологической тренировки подготовив несколько спасателей, которые вместе с ним стали считаться лучшими в Малом космосе. За эту свою систему он и получил степень доктора. На том не остановился: продолжал искать, пробуя все на себе.

Популярности его в кругу космонавтов кроме этого способствовали его душевные качества: доброта и острое чувство справедливости. С ним всегда тянуло поделиться самым сокровенным: он умел слушать. Его присутствие всегда действовало благотворно: поэтому его радостно встречали везде.

Это у него с детства, говорила Ева его друзьям-космонавтам, с которыми он ее всегда старался познакомить.

От них она узнавала многое из того, о чем Ли ей никогда не рассказывал: об опасностях, связанных с выполненными им заданиями; о его странном стремлениии опробования новых элементов на себе, совершенно не используя подопытных неполноценных. Даже когда это связано с риском. Она не удивлялась: тут была доля влияния ее слов, как бы вскользь изредка сказанных ему.

Но были вещи, о которых ей не говорили и его друзья. Она не знала о том, как у него на глазах погибли двое его друзей спасателей. О том, как на одной из внешних, за орбитой Минервы, космической станций группа, в результате аварии оставшаяся без продовольствия и с ничтожным количеством энергии чтобы продержаться до его прилета, вынуждена была бросить жребий, по которому один из них был умерщвлен и съеден остальными. Случай исключительно страшный, хотя все понимали, что иначе не выжил бы ни один из них. Но оставшиеся в живых не смогли потом оправиться: все они ушли из Космоса, не общались и не встречались друг с другом; почти все заплатили тжелыми психическими расстройствами. Двое покончили жизнь самоубийством, но и остальные были конченными людьми.

Такова была самая мрачная сторона Космоса, которую знал Ли. И не только он. В этих условиях доброе слово и внимание, дружеская улыбка и взаимная забота были лучшим средством, поддерживающим людей.

 

Малый космос насыщен радиомаяками, позволяющими легко ориентироваться в нем при полетах. Они повсюду: на планетах и их спутниках на каких только возможно. И на сотнях искусственных спутниках, движущимся по гелиоцентрическим орбитам. Часть их являетсяч межпланетными станциями, на которых, меняясь, непрерывно живут и работают. Еще одна часть спасательные станции: потерпевших аварию там ждут запасы энергии, продовольствия, воды и мощная установка связи. На них можно дождаться прилета спасателей или произвести ремонт своего корабля.

В Большом космосе, за орбитой Минервы, ничего этого нет: ориентирами, как древним мореплавателям в океане, служат лишь звезды. По ним и по отраженному от звездолета периодическому сигналу локатора вел Ли свой катер.

Он выжал из него и из себя то, что до сих пор еще никогда не удавалось. Расстояние между гигантским гиперэкспрессом и катером, разогнанным в сторону Солнца почти до скорости межзвездного корабля, все медленней сокращалось, пока они не оказались рядом. Тогда, отключив основные двигатели, Ли с помощью рулевых ввел катер в приемный отсек звездолета.

...Он прилетел в обещанный срок. Не опоздал ли? Никто не отвечал на его сигналы.

Однако приемная дверь в шлюзовую растворилась перед ним, и он въехал туда на тележке, груженной средствами первой помощи, продовольствием, водой и батареями. Шлюзовая работала, но света в ней не было. Ли водил своим фонарем, пытаясь что-то разглядеть, как можно скорей понять, что произошло.

Потом он двигался по длинному коридору, из него попал в блок, который никак не походил на жилой. Все было голо: ни мебели, ни растений. Не было даже почти всех дверей и переборок. Царили темнота и холод.

Дверь рубки медленно, как бы через силу, откинулась перед ним и не закрылась, когда он вошел. В рубке было чуть теплей, но так же темно.

Луч фонаря выхватил пульт, на котором не светился ни один прибор, и потом только наткнулся на людей, лежащих на полу, тесно прижавшись друг к другу. Один из лежавших был укрыт комбинезонами, двое других почти без одежды, лишь в каких-то обрывках в виде набедренных повязок. Все трое в полуобморочном состоянии.

Дверь... Холод... услышал Ли. Еще один, у самого пульта, полусидел, прислонясь к нему затылком, губы его, чуть шевелясь, издали эти еле слышные звуки. Ли бросился, закрыл дверь.

Он снял шлем и сразу почувствовал, как тяжело дышать: воздух был спертый и пах ужасно. Быстро подключив батареи, Ли включил регенератор и отопитель. Говоривший седой старик, в котором спасатель все же признал Дана, с жадностью вздохнул, почувствовав свежий воздух. Ли включил освещение.

Помоги им! прошептал Дан.

Ли усилил подачу кислорода. Подвел свой кибер-диагност и приступил к оказанию первой помощи.

Было и так видно, чем вызвано тяжелое состояние астронавтов: длительное голодание тела как обтянутые кожей скелеты; жажда в кружке рядом с лежащими чуть-чуть несвежей воды, на донышке; удушье, холод 281 кельвин. Но живы: успел! Он напоил их, ввел в вены иглы капельниц подпитать глюкозой с витаминами. Усилил обогрев.

Потом подошел к Дану, напоил, поставил капельницу и уложил его рядом с остальными. Он делал все это быстро, ловко, без всякого лишнего движения. Снова обрадовался: диагност показывал, что непосредственной угрозы их жизни все же нет.

Кроме Дана и Эи еще двое, подростки.

А Лал? Где?

Дан приоткрыл глаза:

Нет. Давно. Погиб. Там, его клонило в сон.

Остальные уже спали. Ли не стал их больше тревожить. Только укрыл одеждой, привезенной с катера.

Он включил систему управления. Загорелись приборы. На экране локатора Солнце, яркой звездой в скрещении визирных линий, и вблизи от него, еле заметной точкой крейсер.

Туда и ушло первое сообщение Ли: "Прибыл во-время. Пока все нормально." Он выпил настоя лимонника и устроился на вахту.

 

Они спали и спали. Ли будил их, чтобы напоить бульоном и соком, и они снова засыпали. Сам он спал урывками.

Только на шестой "день" Дан не заснул сразу после еды. Не отрываясь смотрел он на Ли. Этот геркулес, появившийся как раз во-время, что-то напоминал ему.

Можешь говорить, сеньор? спросил его Ли.

Дан кивнул и спросил сам:

Как твое имя?

Ли, капитан.

"Капитан!" Слабая улыбка мелькнула на губах Дана:

Ученик Евы?

Да, капитан.

Ты стал космонавтом?

Космическим спасателем.

Сколько тебе лет сейчас?

Тридцать два.

"Тогда ему было шесть. Значит на Земле прошло двадцать шесть лет; по нашему времени двадцть два. Релятивистская разница четыре года," по привычке подсчитал Дан.

Что на Земле?

Ждут вас. С великой вестью.

Земля-2 пригодна для заселения свое дело мы сделали.

Множество людей мечтает отправиться туда. Я тоже.

Буду рекомендовать тебя: я помню свое обещание. И ты это заслужил.

Я делал свое дело.

Ты сделал невозможное. Я рад, что ты стал таким. Слушай еще новость, не менее важную: мы вышли на Контакт.

Что?!

Дан очень кратко рассказал, как это было. Ли слушал затаив дыхание.

Ради этого стоило не жалеть ничего. Не только всего запаса энергии даже жизни! сказал он, когда Дан умолк.

Жизни, говоришь? и Дан помрачнел.

Ли расстроился: непонятно, чем он вдруг огорчил Капитана. Вопросов больше не задавал боялся. Впрочем, Дан скоро заснул.

А вопросы вертелись на языке у Ли: как погиб Лал, как появились эти дети? Как и для многих, дети были его тайной слабостью: мама Ева часто водила его к ним.

...На следующий "день" кроме Дана бодрствовала какое-то время и Эя.

Нашего спасител зовут Ли, Мама. Помнишь? Ученик Евы.

Евы?

Да, Мама.

Она... будет довольна, сказала Эя. Она была очень слаба говорила через силу.

Мама Ева много говорила мне о вас.

Она будет... довольна, повторила Эя. Вот! она показала на спящих детей. Я сама... родила их. Они... считали..., что... это очень... важно.

Кто?

Лал... и Ева. Она... дала мне... необходимые... записи.

Чего?

Связанного... с их... рождением и... уходом.

Тебе трудно говорить, сеньора: не надо больше.

... Капитан, ты сможешь поговорить со мной? спросил Ли Дана, когда Эя, явно утомленная разговором, заснула.

Обязательно: мне слишком много надо рассказать тебе.. Как только буду в силах. Не сейчас прости.

 

[Глава 28] [Глава 29] [Глава 30] [Глава 31] [Глава 32] [Глава 33] [Глава 34] [Глава 35] [Глава 36] [Глава 37] [Глава 38] [Глава 39] [Глава 40] [Глава 41]

[Оглавление]

 

Last updated 07/25/2009
Copyright 2003 Michael Chassis. All rights reserved.