36

 

Первым же делом, как только вернулось сознание, Он посмотрел на бортовые часы: гиперперенос длился 72 часа 17 минут. Необычайно много почти на пределе трехсигмового вероятного отклонения от среднего расчетного времени. Что еще может это значить?

Но тут перед глазами повился выпачканный нечистотами Сын и быстро снял с Него шлем. Его всего скрутило сильней, чем тогда. Когда, наконец, снова сумел поднять голову, увидел, что Сын уже держит на руках Малыша, который, казалось, чувствовал себя как обычно. Дочь возилась с еще скрюченной Мамой.

Дети с помощью роботов помогли им выйти из загаженной камеры, добраться до бани. Смыли с себя нечистоты, напились горячего настоя лимонника. Прошли осмотр кибер-диагноста.

С Детьми все было нормально. Малыш вскоре подал голос, и Дочь стала его кормить из бутылочки: он вышел из переноса невероятно легко ни рвоты, ни поноса. А Он и Мама хуже, чем в первый раз.

Как только смог, Он отправился в рубку, оставив Маму на попечении Сына Его встревожило чересчур большое время переноса.

Опасения подтвердились. Сразу же. Они находились далеко от расчетной точки выхода из переноса, с отклонением от нее, равным как и времени почти трем сигма[1]. Был сильно смещен, на 174 градуса, курс экспресса относительно направления к Солнцу.

Видимо что-то произошло с пространством от возбуждений гипераппарата до переноса. Приборы, с помощью которых компьютер вел корректировку, были не в состоянии это замечать. Теперь при обычном разгоне экспресса до Солнечной системы можно будет добраться лишь через десять с лишним лет.

Но, включив контрольные показатели, обнаружил, что положение на самом деле еще хуже. Гораздо хуже: произошел совершенно непредвиденный, катастрофичечски огромный расход энергии на перенос. Кроме того, передачу в гиперпространство Они тоже вели, не считась с расходом энергии. Позабыв обо всем, боясь только упустить возможность выхода на Контакт. Слишком великая цель и слишком великое событие, чтобы в этот момент не позабыть обо всем на свете.

Что же делать теперь? В первую очередь, развернуть корабль и, погасив скорость, разогнать его в сторону Солнца. Это в любом случае.

Он вызвал их в рубку. Дети бросились смотреть маршрутную голограмму.

Отец, мы движемся в обратную сторону? сразу спросил Сын.

Да. Нужно разворачивать корабль. Ложитесь в кресла. Он включил рулевые двигатели.

Встав сразу же после окончания разворота, Сын подошел к Нему.

Отец, как точно прошел перенос?

Не очень.

Сколько?

2,87 сигма.

Сын присвистнул:

Сколько же теперь лететь до Земли?

Пока не волнуйся: что-нибудь придумаем.

Конечно! после такой немыслимой удачи, как выход на Контакт, Сын был полон уверенности и оптимизма.

А почему мы должны тормозить? спросила Дочь, когда он включил обратную тягу корабля.

Наш курс сместило почти на 180 градусов, нужно остановить его и разогнаться в обратную сторону, вместо Него ответил Сын.

Но можно же по кривой: например, по полуокружности. Без торможения.

На это уйдет времени и энергии в 1,57 раза больше. Ясно? В пи пополам раз. Элементарно! Смотри. Сын схватил световой карандаш и начал рисовать схему.

Мама воспользовалась тем, что Дети заняты разговором:

Дела не совсем в порядке?

Он кивнул.

Потом. Я хочу обсчитать кое-что. Ужинайте без меня.

Тогда Дети поймут, что что-то не так.

Ты права.

 

После ужина Он сразу же вернулся в рубку и сел за компьютер. Быстро сделал первые расчеты. Скверное положение: сразу столько неблагоприятных факторов при диком дефиците энергетического ресурса.

Торможение съест не слишком много ее: и после рождения Малыша Он не увеличивал ускорение. Но новый разгон: лететь на той же скорости, что теперь уже невозможно. Не говоря просто о самой длительности полета, это опять энергия необходима для того, чтобы обеспечить Их существование: энергия для регенерации воздуха и воды, отопления, работы многочисленных приборов. Чтобы уложиться, нужно максимально разогнать Экспресс снова энергия, которой нет. А затем торможение при подлете к Солнечной Системе.

На корабле немало такого, без чего можно обойтись, что можно превратить в энергию как "топливо" для аннигилятора. Начал просматривать инвентарный перечень, отбирая, чем можно пожертвовать. В список включил даже крейсер и все катера, кроме одного на самый крайний случай. Подсчитал общую массу, умножил на квадрат скорости света и КПД аннигилятора. Сравнил с нужным количеством энергии.

Не хватает. Здорово не хватает! Снова начал просматривать инвентарный перечень. Включил в список все, что было возможно: лишние компьютеры; блоки памяти с записями, которые имелись на Земле, с учебными программами для Детей; переборки жилого блока, оркестрион; всех животных и фураж; одежду сверх сугубо необходимого минимума и даже часть продовольствия. Но и этого недостаточно. Что же еще?

Работу прервало появление Мамы с Малышом. Она приложила его к груди, начала кормить, поэтому Он не стал Ей ничего говорить. Молчал, глядя, как сосет Малыш продолжал думать.

Мама вопросительно посмотрела на Него. Он отрицательно покачал головой:

Потом. Когда покормишь. Разговор длинный. Дети легли?

Да. Спят уже.

Она унесла Малыша и вернулась к Нему.

Что?

Он показал цыфры энергоресурса, общие результаты обсчета, и, видя, как Она сразу же побледнела смертельно, тут же стал говорить, как думает выйти из положения.

И сколько еще недостает? Они несколько раз проверили инвентарный список, но удалось еще наскрести не много.

Думали и искали, снова перебирали варианты, считали. Но выход найти не могли. Что, ну что еще можно сунуть в аннигилятор?

Элементы гипераппарата? Составлявшие основную массу Экспресса, теперь они были лишь мертвой инерционной массой, требующей львиной доли энергии, которая должна быть сейчас затрачена на разгон. Даже если решиться пожертвовать этим чудом, стоившим столько трудов и лишений и давшим такое могущество над Пространством они абсолютно недоступны для Них: сделаны из сверхпрочных материалов, их невозможно разрезать.

Выход, казалось, был найден, когда Они вроде совсем зашли в тупик.

Мама, А если...?!

Что? Ну, ну!

Если исключить торможение при подходе?

Проскочить Солнечную систему? И потом?

Да нет же! Нас ведь ждут; они непрерывно следят за Большим космосом: наш сигнал будет навернка принят мы сможем сообщить, чтобы нас встретили с "топливом" для торможения.

Им придется выйти в Большой космос.

Не слишком далеко. На крейсерах возможно. Смельчаки найдутся. А теперь смотри. Он изъял из баланса энергию на торможение при подходе, теперь ее общая потребность стала меньше почти вдвое.

И все же не хватало еще не хватало, хоть и не сравнимо с тем, что раньше. Но сколько Они больше не бились, дефицит оставался.

И опять пришла догадка, мелькнула мысль но она была такой страшной, что Он тут же попытался отогнать ее. Но не успел потому что Мама сама произнесла то, что Он пытался скрыть от себя:

Анабиоз!

Нет!

Да! Другого выхода нет. Ты же знаешь. Давай считать.

Она и Дети будут находиться в анабиозе, Он останется один на бессменной вахте. Снизится расход продовольствия, что давало дополнительно ощутимую массу, которая пойдет в аннигилятор, снизятся и затраты энергии на жизнеобеспечение: расход ее в анабиокамерах невелик.

Но сразу и так не сошлось. Если только Он осуществит разгон с максимальным ускорением, которое способен перенести...

Сходится! Почти на пределе с ничтожнейшим запасом на непредвиденное.

Они устали невероятно.

Итак, выход один анабиоз! Само это слово внушало страх. Когда оно произносилось, вслух или мысленно, вставало перед Ним лицо одного из немногочисленных близких Его друзей, талантливейшего астрофизика, надеявшегося с помощью анабиоза дождаться ушедшего в Дальний космос киборга, не теряя напрасно годы своей жизни, чтобы их хватило на завершение начатой им интереснейшей работы. И не проснулся не вышел из анабиоза, когда вернулся киборг, подтвердивший все его предположения. Работу пытались завершить его ученики, ни один из которых не был ему равен.

Но другого выхода нет, Отец. Ты это знаешь. И я тоже.

Давай еще подумаем!

Бесполезно. Только это.

И хоть все в Нем продолжало сопротивляться, Он уже знал, что Это неминуемо и что даже отложить надолго Они тоже не могут.

 

Они так и не сомкнули глаз. "Утром", за завтраком оба молчали.

Поговорили с Сыном; потом, втроем, с Дочерью. О возможных последствиях говорить Детям не стали те доверчиво соглашались со всем: привыкли во всем Им верить. Подготовка и опробование анабиокамеры на животных не отняло и 24 часов.

Последний общий ужин. На прощание Он много играл Им на оркестрионе. Они приготовились к долгой разлуке. Один Малыш ничего еще не понимал: спокойно сосал грудь Мамы, улыбался Им.

Его первого поместили в камеру, ввели в состоние анабиоза. Усыпили Дочь. Затем Сына, который, обнув Их перед тем, как лечь, широко улыбнулся и сказал:

Ну, до встречи!

Он и Мама остались одни. Незабываемые последние часы, Ее слова и последнее тепло физической близости, которой Она старалась облегчить Ему предстоящую разлуку.

...И вот Он совсем один.

Но тогда, в самом начале, Ему было некогда грустить. Забравшись в камеру гиперпереноса и погрузившись в стимулирующий раствор, Он вел торможение, а после разгон Экспресса в сторону Солнца. Раствор давал возможность переносить большие перегрузки, Он максимально форсировал тягу. И лишь когда чувствовал, что уже совсем невмоготу, делал короткий перерыв. Затем снова лез в камеру и погружался в раствор, опять форсировал тягу, наращивал ускорение, пока перегрузка не достигала предела, за который выйти Он уже не мог.

Нетерпение владело Им: чем больше ускорение, тем быстрей будет достигнута максимальна скорость, тем скорей Он долетит. Тем раньше закончится разлука с Ними!

В чреве аннигилятора, в двух километрах от экипажной части, исчезало все, что тащили к приемному люку транспортера роботы, которых самих ждало то же уже в конце разгона.

Набирая чудовищную скорость, звездолет летел к Солнцу.

 

[Глава 28] [Глава 29] [Глава 30] [Глава 31] [Глава 32] [Глава 33] [Глава 34] [Глава 35] [Глава 36] [Глава 37] [Глава 38] [Глава 39] [Глава 40] [Глава 41]

[Оглавление]

 

Last updated 07/25/2009
Copyright 2003 Michael Chassis. All rights reserved.



[1]. Диспе́рсия случа́йной величины́, средняя величина квадратов разностей значений случайной величины от их среднего значения, является мерой разброса данной случайной величины. В статистике часто употребляется обозначение \sigma_X^2или \displaystyle \sigma^2. Квадратный корень из дисперсии \displaystyle \sigmaназывается среднеквадрати́чным отклоне́нием, станда́ртным отклоне́нием или стандартным разбросом. Во многих практических вопросах пренебрегают возможностью отклонений от среднего значения случайной величины, превышающих 3s, т.к. соответствующая вероятность меньше 0,003 т. н. правило трёх сигма.