74

 

Евонька самая лучшая на свете! Дэлия так считала с самого детства: она ей была близка никак не меньше, чем родители и дед с бабой. Но к Еве, которую она никогда не называла, как мама, тетей Ева только Евонькой, у нее отношение особое. Она не знала, почему. Видела ее, в общем-то, не чаще, чем вечно занятых маму и бабу: Евонька тоже вела огромную работу.

Но никто так не любил подолгу разговаривать с Делией. От нее-то в первую очередь девочка узнала столько удивительного. Привычный дед, бабушка и даже мама превращались в героев из легенды, которую рассказывала Евонька, держа ее еще маленькую у себя на коленях. И еще о замечательном человеке Лале, самом близком друге деда.

Дэя порой говорила:

Ты меня так не любила, как ее, тетя Ева!

Ну, что ты, девочка! Я тебя люблю. Попрежнему. Просто, ты теперь взрослая. А мне ближе маленькие. Потом: это же твоя дочка.

Конечно! Я же шучу, тетя Евочка.

Мама многое не замечала, поглощенная неистовой работой по Исправлению. А Дэлии почему-то запомнилось, что Евонька как-то настороженно, будто даже боязливо вела себя с мамой. До поры до времени она не задавала себе вопрос: почему?

А вообще-то, она очень любила задавать всем вопросы: деду, бабушке, родителям, Эрьке и Эрькиным родителям, деду Аргу. Они дополняли рассказы Евоньки: о ней самой, в частности что она сыграла главную роль в движении против отбраковки детей.

Отбраковка детей? Разве они вещи? Дикость какая!

Именно, девочка, дикость. Только тогда это не понимали.

Деда, и Евонька стала с этим бороться?

Да. Не одна, конечно: их было немало педагоги, врачи. И с ними Лал, Старший.

Деда, ты мне про него побольше расскажи!

Кризис и "неполноценные" для нее, да и для всех ее сверстников, были чем-то бесконечно далеким, непонятным. Для деда еще нет. Остатки этого в виде использования как чрезвычайной меры доноров-смертников не давали ему покоя. Все силы его были направлены на то, чтобы это скорей исчезло: только этим он и занимался. И с ним бабушка.

Деда было слушать интересно не меньше, чем Евоньку. Фигура величайшего мыслителя-гуманиста Лала еще ярче, чем у Евоньки, вставала в его рассказах. Весь период борьбы за гуманистическое возрождение человечества. Его участники, многих из которых она слишком хорошо знала: дядя Поль, мама и отец Эрьки тетя Риточка и дядя Милан, огромный дядя Ги, дедушка Дзин. И даже папа, который из-за мамы не улетел на Землю-2 вместе с дядей Лалом, Младшим, оказывается, входил в тройку бунтарей-универсантов, устроивших самое первое выступление против бесчеловечного обращения с "неполноценными" на самой Земле.

А мама рассказывала о своем детстве, большая часть которого прошла на Земле-2, о самой этой удивительной планете, куда улетели дядя Лал, его жена тетя Лейли и брат Марк, друзья папы и дяди Лала Ив и Лика, сын Евоньки Ли и многие другие. Про страшный космический полет оттуда на Землю, в котором погиб крошечный еще дядя Дэлии Малыш. Про своего замечательного старшего брата, Лала.

Маленькой, ей эти рассказы казались сказками, легендами, они-то и подготовили почву тому, что уже в гимназии у нее четко определился главный интерес история. Дед всемерно поощрял его: эта наука, которую для него олицетворял Лал Старший, была в его глазах высшей из всех на Земле.

Это прекрасно что ты станешь историком! повторял он.

Изучение истории дало понимание значения событий, совершенных близкими ей людьми. Лал Старший стал ее идеалом во всем: как и он, она решила стать также и журналисткой. Для развития в себе литературных способностей, необходимых для этого, усиленно занялась чтением художественных произведений, в том числе старинных. А в них часто встречалось слово "любовь": воображение девочки оно не могло не захватить. То, где говорилось о несчастной любви, почему-то трогало ее более всего.

Как-то раз бабушка, Эя, застала ее в слезах: Дэлия читала "Лейли и Меджнун" Низами. На экране горели страницы книги, написанные причудливой арабской вязью, с яркими миниатюрами.

Почему-то бабушка меньше всех что-либо рассказывала Дэлии, чаще всего молча слушала рассказы других, иногда вставляя несколько слов.

"Лейли и Меджнун"? она уселась рядом с внучкой; они были одни.

Бабуль, почему только ты мне ничего не рассказываешь?

Что, маленькая? То же что другие? У них это получается лучше, чем у меня.

А мне всегда казалось, что ты терпеливо ждешь когда что-то сможешь рассказать только ты.

Ты так думаешь, девочка? Может быть. О чем бы ты хотела услышать от меня?

О любви, бабуль.

О любви? Что ж: ты ведь уже большая сумеешь понять. С чего же начать мне? взгляд ее задержался на экране: "Лейли и Меджнун" читает моя девочка. Ладно: послушай-ка о Лейли другой Лейли, нынешней. Ее история не менее удивительна, чем древние поэмы.

И, правда: не менее! Дэлия, пораженная, слушала, боясь дышать.

... Прекраснейшая, красивей всех на Земле, и талантливейшая актриса Лейли (тетя Лейли!) в мрачные времена, когда люди забыли любовь, полюбила старого ученого, совершившего самое крупное тогда открытие деда Дэлии; ей рассказал о любви, которую знали люди прежних эпох, Лал Старший.

Когда он уходил на обновление, она сказала ему на прощальном пиру...

Разве дед...?

А ты не знала? Ведь он же был тогда величайшим ученым своего времени. Его нынешнее тело принадлежало донору, на которого похожи лицом твоя мама и ты.

... Она сказал ему:

Приходи обновленным тебя будет ждать моя страсть. И ждала его.

А он вернулся и в тот же день нет, ночь: это была новогодняя ночь встретился с ней, Эей, бабушкой, и их сразу связала взаимная страсть еще не любовь.

Лейли узнала о его возвращении и поспешила к нему, но, увидев их рядом в новогоднем павильоне он не замечал никого, кроме нее, бабушки не подошла к нему. А он не вспомнил о том, что она обещала ему перед операцией.

И прошло десять лет после того. Дед вместе с ней, Эей, и неразлучным своим другом Лалом готовился к полету на Землю-2. Лейли не разу не видела его и продолжала любить, безнадежно.

Лишь перед самым отлетом произошла негаданная встреча их. На озере ("Мы полетим туда с тобой: я покажу"). Единственная, незабываемая для нее; для него лишь прекрасный эпизод.

Они улетели. Она ждала, почему-то надеясь на что-то. И одна из первых сумела увидеться с ними после прилета.

Я была рада ее прилету: ужасно надоел карантин. Говорила ей о Лале Старшем, но мне казалось, что она не слышит меня лишь ждет чего-то. Только когда появился Дан, я поняла все. Сразу.

Когда незадолго перед отлетом туда он появился утром в бассейне со следами поцелуев на теле, мне было все равно: это было его дело, а меня никак не касалось. А теперь нет: он был мне дорог, бесконечно. Он и только он: один, на всю жизнь.

Я не знала, думает ли он так же: мне стало больно от мысли, что он хоть на мгновение может быть близок с другой, как со мной. А она, Лейли, была прекрасна: красивей ее я не видела никого ни раньше, ни сейчас. И она любила его: я видела. Она была тогда с ним перед отлетом: мне не нужно было ничего говорить.

Я ждала: каждая клетка моя была в напряжении. Ждала и она.

Мама, Дети сейчас придут, сказал он, и обе мы поняли, какое место занимает каждая из нас в его жизни.

Вот так! бабушка ладонь смахнула навернувшиеся слезы. Слушай дальше.

Она снова ушла молча. И что удивительно: ее любовь к нему перешла на всех нас, близких ему. Быть с нами стало для нее как воздух и свет: она была первой, испытавшей неотразимое влияние нашего примера дети, семья. Так хотел Лал, Старший, под его влиянием узнала она любовь.

А ее любил наш сын, Лал Младший, полюбил еще там, на Земле-2, когда смотрел фильмы с ее участием. Она встретила его там же где произошло ее единственное свидание с Дедом. И стала его женой. Она первая из интеллектуалок родила на Земле ребенка: тогда это был подвиг.

И продолжала любить дедушку?

Нет. Одно чувство перешло в другое. Нашего сына было за что любить кроме того, что он сын Дана. Наверно не сразу. И было, конечно, не легко.

Не только тогда. Ведь она же была намного старше его, моего сына: она же старше и меня. И мысль, что ему, а не ей придется расплачиваться за это, не давала ей покоя. Она не знала, что делать: расстаться с ним, пока не поздно, или заснуть в анабиозе, чтобы сравняться в возрасте.

И выбрала...?

Третье: она полетит в Дальний космос вместе с Ли и Ги на "Контакте", чтобы отправить сигналы Тем.

Ба, а он, дядя Лал, долго будет ждать ее?

Долго, девочка: полсотни лет за это время на гиперэкспрессе пройдет лишь пять. Эта история еще не кончилась.

Вот и все! Видишь: жизнь удивительней любого поэтического вымысла. И может быть, жизнь нашей Лейли станет легендой о любви, вернувшейся на Землю.

Да, ба!

Эя не напрасно ждала своего часа. Она не задавала себе вопрос: не рано ли? Нет: девочку недаром потянуло к произведениям, одно из которых продолжало светиться на экране.

 

И сразу многое стало доступным пониманию. Ведь можно видеть или слышать что-то каждый день и не обращать внимания: потому что ничего не знаешь об этом

... Евонька, расскажи мне про своего сына, Дэлия попросила об этом просто так, главным образом, чтобы сделать приятное ей, своей Евоньке. Та, как будто, не рассказывала ничего нового но сама Дэлия видела все какими-то другими глазами.

А он был счастливым?

Конечно: он же был самым лучшим космическим спасателем.

Я не о том. Ведь он был таким добрым: кто-то, должно быть, сильно любил его?

Ева покачала головой: глаза ее стали грустными.

Евонька, если бы он полюбил мою маму раньше, чем папа я была бы твоей внучкой. Этого не надо было говорить но откуда Дэлия могла знать!

Зачем-то на минуту в комнату вошла мама, и лицо у Евоньки как будто окаменело. Мама почти сразу ушла, и следом, поспешно, Евонька стараясь не глядеть в глаза. Мозг мгновенно пронзила догадка.

Почему так вышло? Ведь Ли когда-то спас ее. И деда с бабой, и дядю Лала. Ну да: он же космический спасатель редко бывал на Земле. А она в его отсутствие успела полюбить папу, друга ее брата. Потому-то она, Дэлия, появилась на свет. Но все же во всем этом было что-то несправедливое.

Должно быть нет, значит он улетел на Землю-2 из-за мамы. Теперь понятно: ведь когда-то она слышала, что его решение улететь туда было для многих неожиданным. Улетел один друзей у него и там, конечно, много, но рядом с ним нет жены: любимой и любящей. Как же живет он так? Ей стало до боли жалко его.

Расскажи мне еще о своем сыне: я очень хочу послушать! сказала она, оставшись поздно одна в своей комнате и вызвав ее. Ева говорила, и Дэлии почему-то становилось все более обидно за него. У тебя необыкновенный сын. Какой он добрый. Я бы смогла полюбить только такого, как он.

...Так и получилось: Ли незаметно заполнил все ее воображение. Когда-то в детстве, она сказала, что полетит вместе с Эриком на Землю-2: теперь она решила это твердо. Чтобы встретить там его.

Говорят она очень похожа на маму вылитая, как она в том же возрасте: просто поразительно. Он сразу узнает кто она. И если станет нужной ему, то будет ждать его долгие годы. Как Лейли когда-то. Вместе с дядей Лалом, который будет ждать свою Лейли.

Она никому не говорила об этом, даже Евоньке. Только однажды, когда та говорила о Ли, Дэлия сказала:

Все будет хорошо.

 

[Глава 71] [Глава 72][Глава 73][Глава 74][Последняя глава]

[Оглавление]

 

Last updated 07/25/2009
Copyright 2003 Michael Chassis. All rights reserved.